Поэтические произведения Золя

Стихи, опубликованные в книге П. Алексиса,- единственный источник, по которому можно судить о лирике Золя. Кроме того, здесь приведены лишь отдельные ее образцы: отрывки из трилогии «Любовная комедия», сатирическая поэма «Дьявол-отшельник» и несколько стихотворений 1858-1862 гг. Это, естественно, ограничивает возможности анализа.

Как считал сам Золя, его стихи были целиком романтичны. По тематике и поэтике они восходили прежде всего к Альфреду де Мюссе. Поэтические пробы Золя порой не лишены привлекательности. Но в целом это работа ученика, мало отвечающая более смелой общественно-эстетической мысли юноши периода их написания. Стихи его, увидевшие свет, говорят о том, что и здесь планы художника были очень масштабными.

Три поэмы, должны были воспеть «ад», «чистилище» и «рай» человеческой любви, все ее виды - начиная с «чувственной страсти» и кончая «идеальными», «ангельскими». Еще более грандиозен замысел неосуществленной поэмы «Цепь бытия», где Золя мечтал сочетать работу «ученого», «философа» и «лирического певца». Как явствует из письма Байлю от 15.У1 1860 г., первая часть поэмы («Прошлое») должна была, используя сведения геологии, рассказать о возникновении мира; вторая («Настоящее») - с помощью философии и физиологии нарисовать картину физического и нравственного совершенствования человека от времен варварства до новейшей цивилизации. В последней («Будущее») - «великолепной фантасмагории» - автор собирался воплотить мечты о более совершенных существах, которыми «бог заселит землю» после «исчезновения человеческого рода» .

Из той же юношеской переписки видно, насколько критически относится молодой Золя к поэтической реализации своих замыслов. Он считает, что стихи его «болтливы, вялы, полны жеманства». Признается в том, что в злоупотреблении пышными рифмами за счет смысла, в этой «грубой ошибке» поэтов, Золя упрекает здесь самого Гюго. По мнению юного поэта, первая поэма изображает «любовь для любви, любящую, не рассуждая». Вторая - «борьбу тела и души, ангела, безуспешно пытающегося победить зверя». И, наконец, третья - «победу ангела, гимн чистой любви, отделившейся от земли и почившей в лоне бога»

Одно из самых ранних стихотворений, написанное в лицее Сен-Луи и посвященное Сезанну - «Моему другу Полю» 1858), перекликаясь с перепиской того времени, наивно и непосредственно объясняет поэтические увлечения юноши Золя. Он иронизирует над позерством и выспренностью многих поэтов и собственными мучительными поэтическими усилиями. Но тут же уверяет, что хотя его «золотая мечта не дает денег», он не в силах отказаться от нее. Стихи - хорошие или плохие - открывают ему врата в идеальный мир фантазии, возвышают над мрачной действительностью.

Несмотря на ироническое на словах отношение к условностям романтической поэтики, само стихотворение, за исключением насмешливого и оригинального по форме начала, остается в плену ее штампов. Насколько можно судить по отрывкам, близок к манере Мюссе лиро-эпический жанр поэмы Золя, а также смысловое наполнение многих приемов: лирические отступления, где автор с горечью обращается к «своему веку», обвиняя его в бездушии и развращенности, задерживающие действие описания, насыщенные зловещими намеками на ужасную тайну или трагическую развязку6. Авторов объединяет также некоторое религиозное свободомыслие, свойственное, как известно, Мюссе и позволившее Золя, несмотря на частые обращения к «богу», «творцу», «создателю», написать от своего имени в «Ро-дольфо».

Вторая часть поэтической трилогии Золя «Эфирная» , не менее мюссеистская по духу, ориентируется на другой жанр «учителя». Когда перечитываешь ее, невольно вспоминаются знаменитые «Ночи» Мюссе - романтические «разговоры с музой». Фрагменты поэмы Золя позволяют, однако, найти в ней свежие, самостоятельные черты. Из классической крылатой Музы в традиционном белом одеянии, появляющейся в начале поэмы при таинственном серебряном свете луны, героиня поэмы скоро превращается в простую очаровательную девушку. Она - «белокурое милое дитя», воплощение невинности и здоровой юной любви.

Эфирная близка уже к Нинон - героине новеллистического сборника Золя 1864 г. В ней также сочетаются черты вымышленной Музы, реальной девушки и прекрасной природы Прованса, яркие описания которой украшают поэму. Тема любви к женщине сливается с любовью к поэзии и природе. В них - живительный источник, вдохновляющий поэта. Кончается поэма прелестной реалистической сценкой. Уставшая от прогулки девушка испытывает жажду. Влюбленный поэт дает ей напиться, принеся воду в сложенных руках и с восторгом ощущает прикосновение ее губ к своим пальцам.

Заключительная часть трилогии «Паоло», может быть, и более самостоятельна, но гораздо менее удачна. Автор стремился изобразить здесь идеальную любовь в духе Мишле, дать урок нравственности современной молодежи. Кроме того, Золя видел в «Паоло» «реакцию против романтизма», «против рыданий и беспорядочных страстей» (1861), кричащих чувств и необузданных порывов. Мелкие стихотворения 1858-1859 гг. во многом повторяют мотивы поэм. Мечты о жизни среди природы, о «королеве любви с белокурыми локонами и мечтательными глазами» находим в стихотворении «То, чего я хочу»; «Видение» кажется эскизом «Эфирной»; «Моим друзьям» - наивная копия «Майской ночи» Мюссе, оживленная несколькими автобиографическими мотивами (воспоминания о юношеской дружбе под небом Прованса).

Заключаются поэтические отрывки, напечатанные у Алексиса, грациозным маленьким стихотворением, в котором автор предлагает возлюбленной свои поцелуи вместо поэмы . Рассмотренные стихотворные попытки Золя, конечно, не представляют самостоятельного литературного интереса. Но, раскрывая несколько шире вопрос о влияниях, испытанных в раннем периоде творчества, они вместе с тем помогают полнее понять характер лирических и поэтических элементов в позднейших произведениях писателя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент
Adblock
detector