Литература и общественность Германии в 50-е и 60-е годы

Одним из важнейших условий формирования и расцвета литературы Германии послужило создание на новых демократических основах системы издательств, книготорговых организаций и библиотек. Уже в первые послевоенные годы большинство типографий и издательств, журналов и радиостанций, театров, библиотек и книжных магазинов было либо национализировано, либо передано демократическим организациям. В 50-е и 60-е годы книгоиздательские и книготорговые учреждения были реорганизованы таким образом, чтобы могли полнее отвечать интересам и запросам трудящихся, еще разностороннее учитывать задачи социалистического строительства.

Был образован союз писателей, представлявший интересы деятелей литературы. Эти преобразования происходили под руководством революционной пролетарской партии, Социалистической единой партии Германии, в рядах которой вели активную работу многие писатели. СЕПГ проявила инициативу по вовлечению писателей в решение разнообразных сложных задач. Творческие поиски, идеологическая, просветительская работа, борьба против влияния буржуазной идеологии, принципиальная критика и свободный обмен мнениями способствовали росту идейной убежденности деятелей культуры. Эта политика на протяжении многих лет вела ко все более широкому и прочному сотрудничеству писателей с рабоче-крестьянской властью. У многих писателей росло понимание исторической миссии рабочего класса, закономерности перехода к социализму, необходимости создавать литературу партийную, неразрывно связанную с народом. Метод социалистического реализма завоевывал надежные позиции и стал играть к концу 50-х годов определяющую роль.

В 1978 году, выступая на VIII съезде Союза писателей, Герман Кант с полным правом сказал, что Германии стала «страной читателей», и указал на то, что литература в ней является делом общественным:

«Наши книги внесли свой вклад в формирование самосознания граждан нашей страны, участвовали в новом раскрытии личности, содействовали процессам познания и просвещения, шутили и спорили, служили подлинному освобождению человека, росту гражданской сознательности, упрочению коллективизма и солидарности. Кое-кому они помогли сохранить или вновь обрести вкус к жизни, а еще наши книги помогали крепить решимость всеми силами защищать эту жизнь».

О литературе, являющейся делом всего общества, шла речь также в литературоведческих работах и дискуссиях 70-х годов. Так, литературовед Роберт Вайман выступил в 1978 году с докладом о взаимосвязи народа и искусства в социалистическом обществе. Следуя за Марксом, он охарактеризовал ее как «форму социального общения», которая должна рассматриваться применительно к конкретно-историческим условиям. Искусство не является автономным, в настоящее время оно существует в условиях революционных процессов. Вайман высказал следующую мысль: «Основной динамический импульс дается социалистическому обществу не стихией меновой стоимости и не  циркуляцией, а возникает из самих социальных процессов с помощью организованного посредничества». Это означает, что общественность Германии формируется не на основе декретирования, а является результатом самой общественной жизни - но именно для этого и необходимо то «организованное посредничество», которое создается писателями и читателями, на которое направлена политика партии в области культуры, работа издательств, книготорговых учреждений, библиотек, университетов и школ.

 Маяковский считал, что искусство само по себе не является искусством для масс. Оно становится таковым лишь в результате целого ряда усилий: посредством критического анализа его правильности и полезности; посредством его распространения с помощью партийного аппарата и государственной власти в том случае, если будет признана его полезность; посредством выбора верного момента, когда книгу делают доступной массам; посредством согласованности между целью книги и назреванием этих целей в массах.

В период с 1945 года до начала 60-х годов изменение функций литературы осуществлялось сознательно и организованно. Литературная общественность практически конституировалась в процессе соединения искусства с социальным движением. Опираясь на боевой опыт немецкого пролетариата и революционных деятелей культуры, партия рабочего класса в союзе со всей прогрессивной интеллигенцией успешно решала революционные задачи социалистического строительства. Для завершения этого этапа были характерны - ставшие ныне уже легендарными - бурные литературные дискуссии о романах Эрвина Штритматтера, Кристы Вольф, Дитера Нолля, Эрика

Нойча и многих других писателей, которые обращались к теме социальных аспектов революционного процесса.

В 1948 году Брехт задавал вопрос об исторической перспективе искусства в социалистической революции: «Несомненно: вместе с великим переворотом и начинается великая пора для искусства. Насколько великим окажется оно само?» .

В 1945 году, когда революционный процесс только начинался, в искусстве, как и во всех иных сферах общественной жизни, стояли на повестке дня первоочередные задачи современности: уничтожение фашизма и его идеологии. Поэтому главным содержанием культурной политики являлась борьба за «демократическое обновление немецкой культуры».

Уже в июле 1945 года был основан «Культурбунд» - Союз работников культуры за демократическое обновление Германии, который поставил своей целью объединить для общей борьбы всю интеллигенцию и деятелей культуры, заинтересованных в новом культурном строительстве. С 1946 года по 1958 год «Культурбунд» издавал журнал «Ауфбау», а его еженедельник «Зоннтаг» (основан в 1946 году) стал важным печатным органом для литературных дискуссий.

Вильгельм Пик, выступая на первом пленуме КПГ в феврале 1946 года, посвященном вопросам культуры, сформулировал первоочередную задачу всей работы в этой области, которая заключалась в том, чтобы «вымести из культуры всю фашистскую и реакционную нечисть» и «создать предпосылки и гарантии для того, чтобы благородные идеи лучших представителей нашего народа, идеи, которые мы находим у величайших гениев всех времен и народов, идеи настоящего, глубокого гуманизма и истинной свободы и демократии, идеи взаимопонимания между народами и общественного прогресса стали определяющей силой в нашей культурной жизни, а также животворной силой, направляющей в верное русло всю нашу политическую и общественную жизнь» .

В этой культурно-политической программе, наметившей сложности духовного перевоспитания немецкого народа, литературе и искусству отводилось важное место. Одновременно с чистками библиотек и преодолением духовного наследия фашизма и империализма создавалось новое искусство, выпускались новые книги, кинофильмы, составлялись новые театральные репер-туары, ориентированные на выполнение политико-воспитательных задач 11.

Еще во время войны, в 1944-1945 годах, ЦК КПГ обсуждал в Москве вместе с писателями и другими деятелями культуры вопрос о будущих изданиях книг, о показе советских фильмов, о репертуаре театров 12. Поэтому уже в первые послевоенные годы немецким читателям смогли быть предложены те произведения мировой литературы, которые являлись гуманистической альтернативой литературе, оболванивавшей массы и проповедовавшей фашизм.

Издательская и репертуарная политика руководствовалась тремя главными моментами: во-первых, предполагалось издавать антифашистскую литературу немецких писателей-эмигрантов, представляющую всю широту ее спектра - от буржуазно-гуманистических до последовательно социалистических позиций; во-вторых, предполагалось пропагандировать произведения советской литературы и искусства, а также произведения русской классики и русской революционно-демократической литературы; в-третьих, предполагалось публиковать наследие немецкой классики 13.

Важную роль в пропаганде новой литературы играли издательства и журналы. Большинство из них было образовано в первые послевоенные годы и заслужило впоследствии широкую международную известность. Издательства «Ауфбау», «Миттельдойчер ферлаг», «Хинсторф ферлаг» внесли столь же значительный вклад в развитие литературы Германии, как и издательства «Киндер-бух ферлаг» и «Нойес лебен», которые выпускали преимущественно книги для детей и юношества. Ряд старых издательств, например «Реклам ферлаг», вместе с такими новыми издательствами, как «Фольк унд вельт», вели большую работу по повышению духовного уровня читателей. Произведения драматургии публиковались в издательстве «Хеншель ферлаг», которое с 1946 года начало выпускать театральный журнал «Театр дер цайт».

Новые театральные постановки знакомили зрителей с гуманистическим наследием немецкой классики, в которой с особой силой подчеркивалась идея преодоления дуалистического противопоставления духа и власти. В этих пьесах звучал призыв великих гуманистов к деятельной ответственности. Возобновление работы «Немецкого театра» в Берлине ознаменовалось постановкой драмы Лессинга «Натан Мудрый» 14 (1945), а также рядом юбилейных мероприятий, посвященных творчеству Гёте (1949) 15, Баха (1950), Бетховена (1953), Шиллера (1955). Эти события имели программное значение.

Иных усилий потребовало распространение антифашистской немецкой литературы и советских книг. Трудность заключалась не в том, чтобы обеспечить их издание, а в том, чтобы создать предпосылки их доходчивости для немецкого читателя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент
Adblock
detector