Камило Хосе Села (Camilo Jose Cela)

Приветствую, Вас читатели. Я теперь вплотную играю в онлайн автоматы по ссылке: http://igry-avtomaty.com/igrat-online/betsoft, но к вашему вниманию желаю дать вам понять, что игровые автоматы никогда в жизни не перепутывали личную жизнь с написанием материала для своих уважаемых читателей о зарубежной литературе. Сегодня я вам расскажу о творчестве Камило Хосе Села.

Камило Хосе Села (Camilo Jose Cela, род. в 1916 г.) дебютировал в литературе романом "Семья Паскуаля Дуарте", который, собственно, и положил начало тремендизму. Книга представляет собой по форме исповедь находящегося в тюрьме в ожидании казни преступника, за плечами которого несколько убийств.

Паскуаль Дуарте, каким он предстает перед читателем в своей исповеди перед казнью, по природе вовсе не преступник. Напротив, ему не чужды и добрые чувства, но они, едва возникнув в его душе, тотчас приходят в столкновение с жестокостью царящих вокруг законов. "Тот, кого обычно называют преступником, — преступник не более, чем другие, — писал позднее Села, объясняя поступки своего героя. — Истинный преступник... это общество, которое либо фабрикует эти орудия, либо допускает, чтобы их фабриковали". Только истолковав поведение Паскуаля как неосознанный, стихийный протест против несправедливости, царящей в обществе, можно понять причины некоторых его поступков, иначе кажущихся необъяснимыми (например, убийство старого, доброжелательного и кроткого графа). Общественный смысл жизни Паскуаля сразу же почувствовали и читатели и цензоры. Писатель долго не мог найти издателя, а когда роман все же появился, то часть его тиража была конфискована властями.

Роман "Улей" (La colmena), написанный Селой в 1943 г., был издан лишь в 1951 г, в Аргентине. В отличие от монодрамы Дуарте "Улей" — это мозаика судеб почти полутораста персонажей, рассказ о которых иногда укладывается в одну-две строки, а иногда разрастается до размера небольшого эпизода. Жизненные пути одних персонажей прихотливо переплетаются между собой, других идут параллельно, не пересекаясь, но все они подтверждают общее ощущение человеческого бытия как серого, тусклого и бессмысленного потока, в котором одинаково нелепо и барахтаться, чтобы остаться на поверхности, и покорно отдаваться его течению. И снова писатель, выходя за пределы экзистенциалистской концепции исконной абсурдности человеческого существования, особенно внимательно присматривается в мадридском улье к участи тех, кто забыт, проклят обществом, — к девушке, торгующей своим телом ради того, чтобы купить лекарства чахоточному жениху; мужчине, загнанному в тупик безработицей; ребенку, лишенному элементарных детских радостей. Села не произносит ни одного слова осуждения бесчеловечному обществу, но его роман воспринимается именно как свидетельское показание против этого общества.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент