История открытия и изучения «Слова о полку Игореве»

Перед учителем стоит сложная задача: важно не просто дать ученикам информацию об этом памятнике древнерусской письменности, приблизив это произведение к ним с помощью упрощения и осовременивания понятий, но, напротив, помочь ученикам ощутить атмосферу Древней Руси, почувствовать боль и страдания автора за Русскую землю. Вступительное слово учителя должно быть эмоционально. Сначала обратимся к чувствам, понятным и близким для учеников.

Беседа

Представьте, что вы живете в конце XVIII века. Еще жива Екатерина Великая, которая заявляет, что покровительствует наукам и искусствам. Это время дворяне называют «золтым веком» Екатерины. Русские дворяне путешествуют, подолгу живут в Европе, наблюдают жизнь других народов. Русские люди чувствуют, с одной стороны, свою общность с народами Европы, с другой стороны, свое отличие от них, особенность своей национальной культуры. Возникает желание понять, в чем же причины этой особенности, и образованные люди России обращаются к истории своей страны. Так, Н. М. Карамзин, возвратясь из Европы, начинает писать повести на материале русской истории. В это время в Москве живет Алексей Михайлович Мусин-Пушкин, граф, член Российской академии наук, позже ставший президентом Академии художеств. Мусин-Пушкин — страстный коллекционер. Он всюду разыскивает и собирает памятники русской истории. Старые, рассыпающиеся от ветхости рукописи он обрабатывает, делая текст доступным для чтения и изучения. Большой удачей его жизни была публикация всем известной ныне по учебникам истории «Русской Правды» — первого русского сборника законов.

Читать древнерусские рукописи — кропотливая работа. Переписчики вносили изменения в первоначальные тексты, делали ошибки, включали отдельные произведения в сборники, могли сшивать разные по содержанию рукописи в одну книгу (такие сборники назывались Конволютами).

— Собирали ли вы когда-нибудь что-нибудь? Марки,
Значки, плюшевые игрушки или другие предметы?

Представьте себе чувства страстного собирателя, когда ему приносят такой сборник — конволют и среди известных произведений он вдруг читает незнакомые строки, которые сразу выделяются из стиля всего сборника.

(Читаем зачин от слов: «Не лепо ли ны бяшетъ, братие...» — до слов: «...они же сами княземъ славу рокотаху».)

— Какое впечатление произвели на вас эти строки?

Ученики, как правило, ответят, что понятны только отдельные слова, общий смысл неясен, но звучит очень красиво и мелодично.

У А. М. Мусина-Пушкина захватило дыхание: он был опытным историком и археографом и сразу понял, что перед ним новый, еще неизвестный памятник древнерусской литературы, имеющий большую историческую и художественную ценность. Было это в 1792 году. Прочитать и понять содержание произведения оказалось непросто. В древнерусской письменности не существовало разделения предложений на слова, не было привычных нам знаков препинания. Были такие буквы, которые исчезли из русского алфавита после реформы Петра I.

С текста литературного памятника — «Слова о полку Игореве» — сразу сделали список для Екатерины II. Через восемь лет, в 1800 году, стараниями нескольких ученых

произведение было издано, а еще через двенадцать лет случилось непоправимое — единственный подлинный текст «Слова о полку Игореве» сгорел во время московского пожара. Оправившись после Отечественной войны, ученые начали сличать Екатерининский список и текст, изданный Мусиным-Пушкиным. Оказалось, что в них имеются многочисленные орфографические расхождения. В некоторых ситуациях эти расхождения вызывали затруднения при понимании смысла слов, возникли так называемые «темные Места». Количество «темных мест» за десятилетия изучения этого произведения значительно сократилось благодаря усилиям ученых самых различных специальностей, вплоть до историков, занимающихся вооружением.

Было сделано множество переводов «Слова о полку Игореве» — как дословных, так и поэтических, «Слову...» посвящено более пяти тысячисследований — как статей, так и монографий. Каждый факт, упоминаемый в произведении, был десятки раз проверен историками и литературоведами. «Слово...» восхищает и притягивает внимание множества читателей. Для Николая Заболоцкого, уже известного нам русского поэта, поэтический перевод «Слова...» стал подлинным жизненным подвигом.

Само же «Слово о полку Игореве» занимает в современных книгах около пятнадцати страниц.

Давайте попробуем с вами прочитать это произведение и хотя бы немного приблизиться к пониманию того, чем эти строки вот уже более двухсот лет приковывают к себе внимание огромного количества исследователей и просто любителей русской литературы.

Комментированное чтение

Учитель еще раз читает древнерусскую версию «Слова о полку Игореве», ученики следят по тексту (нужно заблаговременно сделать ксерокопии), затем высказывают свои догадки относительно смысла зачина. Не будем торопиться поправлять их: пусть самостоятельно попробуют понять то, что хотел сказать своим читателям древнерусский автор, имени которого мы, вероятно, так никогда и не узнаем. Будем радоваться каждому словосочетанию, каждой фразе, самостоятельно понятой учениками.

После этой коллективной работы прочитаем вслух перевод текста на современный русский язык:

«Не пристало ли нам, братья, начать старыми словами ратных повестей песнь о походе Игоревом, Игоря Святославича? Начаться же этой песне по былям нашего времени, а не

по обычаю Боянову. Ведь Боян вещий, если кому хотел песнь слагать, то растекался мыслию по древу, серым волком по земле, сизым орлом под облаками, ибо помнил он, говорят, прежних времен усобицы. Тогда напускал он десять соколов на стаю лебедей, и какую лебедь настигал сокол — та первой и пела песнь старому Ярославу, храброму Мстиславу, зарезавшему Редедю перед полками касожскими, прекрасному Роману Святославичу. А Боян, братья, не десять соколов на стаю лебедей напускал, но свои вещие персты на живые струны возлагал, а они сами славу князьям рокотали».

После объяснения развернутой метафоры: Соколы — Персты, лебеди — струны — смысл отрывка становится понятен ученикам. Однако необходимо обратить внимание на то, что в переводе утрачена важнейшая составляющая древнерусского текста — ритмичность, напевность. Перевод уже не очаровывает, не звучит так завораживающе, как подлинный текст. Важно, чтобы школьники сами почувствовали эту особенность. Скажем ученикам, что мы будем изучать текст в основном в переводе, но самые выразительные отрывки будем непременно читать на древнерусском языке.

Коллективно отрабатывая чтение зачина, будем внимательно следить за реакцией учеников: важно, чтобы все факты и слова были поняты школьниками.

Прежде чем читать и комментировать текст, расскажем ученикам об исторических событиях и политической ситуации XII века.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент
Adblock
detector