Деятельность А. Н. Толстого писателя в период ВОВ (цикл «Рассказы Ивана Сударева». Рассказ «Русский характер»)

Пример HTML-страницы
Пример HTML-страницы

22 июня 1941 г. началась Отечественная война, а уже 27 июня в «Правде» появилась первая военная статья Толстого «Что мы защищаем», в которой писатель выступил на защиту Отечества. Отныне главное место в его творчестве принадлежит публицистике. Этот жанр давал художнику возможность быстрого, оперативного отклика на происходящие события — качество, бесценное в военное время.

Деятельность Толстого-публициста — настоящий подвиг: за годы войны им написано более шестидесяти статей. Писатель и прежде работал в этом жанре, но только в годы Отечественной войны он становится его крупнейшим мастером и создает образцы страстной наступательной публицистики, такие как «Родина», «Разгневанная Россия», «Несокрушимая крепость», «Стыд хуже смерти». Уже в заглавиях звучит голос времени. Перед лицом грозной опасности Толстой ищет и находит силу, способную противостоять опасности: «Это — моя родина, моя родная земля, мое отечество, в жизни нет горячее, глубже и священнее чувства, чем любовь к тебе...»

Толстой хорошо знает отечественную историю. Еще в 1930-е годы, как бы предчувствуя неизбежную схватку с фашизмом, он писал: «Не в первый раз русскому народу приходилось умываться кровью за свою родину. На Куликовом поле он побил татарских ханов, освобождаясь от векового ига. На берегах Невы и на льду Чудского озера разгромил немецких рыцарей и преградил им дорогу на Ладогу, Новгород, Псков и Старую Руссу».

Толстой обращается к прошлому. Он рисует дружину Игоря Святославовича, рати Александра Невского и Дмитрия Донского, войска Грозного, ополчение Минина и Пожарского. Рассказывает о подвигах Суворова, о событиях первой Отечественной войны: «Под Бородиным наполеоновская армия наткнулась на русские штыки. Ни ядрами французских пушек, ни бешеными ударами 30-тысячной конницы Мюрата, закованной в стальные кирасы, нельзя было сломить русскую армию, вставшую на защиту родины... В великих битвах народ сберег для себя родину...»

Достоинство публицистики Толстого — ее оптимизм. В самые отчаянные дни писатель не терял веры в конечную победу и внушал эту веру своим читателям: «Враг многочисленный, опасный, сильный, но он должен быть и будет разгромлен... Взоры всего человечества с надеждой, а у иных народов с мольбой, обращены к Красной Армии...

В октябре 1942 г., накануне решающей битвы на Волге, в статье «Четверть века» Толстой писал: «Мы победим, хотя мне хочется сказать — мы уже победили».

Военная публицистика Толстого охватывает широкий круг фактов, событий, проблем: писатель анализирует ход военных действий, пишет о подвигах в тылу и на фронте, рассказывает о международной солидарности в борьбе с фашизмом, изобличает зверства гитлеровцев, совершает исторические экскурсы, развенчивает расистскую теорию нацистов.

Столь же богата военная публицистика Толстого и в жанровом отношении: памфлет, очерк, репортаж, гротесковые миниатюры, монтаж подлинных документов — эти и другие формы были талантливо использованы писателем. История сохранила свидетельства авторитетности статей Толстого: их читали и перечитывали на фронте и в тылу, бережно хранили, прятали в походных сумках.

1930-е годы были временем массовых репрессий. В стране царили страх и неуверенность в завтрашнем дне. Отечественная война, принесшая неисчислимые бедствия и страдания, гибель десятков миллионов людей, как это ни парадоксально, отчасти сняла это напряжение. Казалось, что теперь, когда все силы людей отдавались только одному — борьбе со страшным, смертельным врагом, — внутренние проблемы должны быть сняты или решаться по-другому. Б. Пастернак считал, что «трагический, тяжелый период войны был живым периодом и, в этом отношении, вольным, радостным возвращением чувства общности со всеми».

На творчество многих художников эта «передышка» оказала самое благотворное воздействие, будто снята была с души иссушающая и обескровливающая тяжесть.

Буквально воскрес и талант Толстого. Если взглянуть на хронологическую канву жизни и творчества писателя, нельзя не обратить внимания, что с 1907 по 1927 год чаще других употребляются глаголы: написал, напечатал, опубликовал, издал и т.п.; с 1927 по 1940 год этот ряд уступает место другому: выступил, встретился, посетил, возвратился, избран и т.п. Но вот приходит 1941-й год. Буквально взрыв творческой энергии, несмотря на тяжелую, а затем и смертельную болезнь. И главное — писатель возвращается к любимому, основному труду своей жизни, к роману «Петр Первый». Увы, поздно! Великолепная книга осталась неоконченной.

А ведь десятилетняя дистанция между второй и третьей частями этого романа, равно как и аналогичный перерыв в работе над «Хождением по мукам», совершенно нетипичны для труженика Толстого.

В годы войны большой известностью пользовался сборник писателя «Рассказы Ивана Сударева». Лучший из этих рассказов — «Русский характер». Трагическая история обгоревшего танкиста Егора Дремова под пером Толстого превратилась в подлинный гимн людям, их мужеству, их нравственной чистоте, в гимн всепобеждающему чувству любви: «Да, вот они русские характеры. Кажется прост человек, а придет суровая пора... и поднимется в нем великая сила — человеческая красота».

Военное время оказало благотворное влияние на работу Толстого в историческом жанре. В автобиографии он писал: «Я верил в нашу победу даже в самые трудные дни октября-ноября 1941 г. И тогда начал драматическую повесть «Иван Грозный». Она была моим ответом на унижения, которым немцы подвергли мою родину. Я вызвал из небытия великую страстную русскую душу — Ивана Грозного, чтобы вооружить свою «рассвирепевшую совесть». Новое произведение писателя состояло из двух частей: «Орел и орлица» (1941 — 1942) и «Трудные годы» (1943).

Конечно не случайно, что именно эта тема была взята на вооружение другими писателями для создания большого романа и трех пьес. Эпоха Ивана Грозного стала также объектом пристального внимания исторической науки. XVI век — период в русской истории, когда шло бурное развитие национального самосознания, когда формировалась русская национальная государственность. Об Иване Грозном в науке и в искусстве бытовало немало противоречивых суждений. Его роль в русской истории оценивалась подчас с противоположных позиций. Толстой рисует Ивана Грозного как многогранную личность — как строителя, полководца, дипломата, государственного деятеля.

В отличие от «Петра Первого», где широкое эпическое полотно романа давало художнику возможность всесторонне, в деталях, раскрыть как эпоху, так и образ царя, в драматической трилогии Толстой «несколько затушевывает темные стороны личности» Ивана Грозного. Разумеется, не один только жанр был причиной этой односторонности. Судьба второй серии фильма С. Эйзенштейна об Иване Грозном — убедительное тому доказательство. Писатель был гораздо осторожнее режиссера.

Толстой вел большую общественную работу. Он был депутатом Верховного Совета СССР, академиком, неоднократно участвовал в работе международных форумов и многочисленных комиссий. В 1935 г. на Международном конгрессе деятелей культуры в Париже Толстой говорил: «Мы хотим, чтобы художник был историком, философом, политиком, организатором жизни, провидцем ее».

Таким писателем и был он сам — политик, историк, мастер слова.

Пример HTML-страницы
Пример HTML-страницы
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector