«Божественная» польза поэзии – в ее человечности, просветлении душевной красоты

Стих Пушкина не отстаивает позиции чистого искусства, как думали критики и поэты 1860-х годов. Он защищает чистоту искусства от навязывания несвойственных ему функций и задач. Если «толпа» этого не понимает, то поэт обречен на одиночество и такую волю помыслов, единственным критерием оценки которых является его собственный суд - суд требовательного художника:

  • Ты царь: живи один.
  • Дорогой свободной
  • Иди, куда влечет тебя свободный ум,
  • Усовершенствуя плоды любимых дум,
  • Не требуя наград за подвиг благородный.
  • Они в самом тебе.
  • Ты сам свой высший суд;
  • Всех строже оценить сумеешь ты свой труд.
  • Ты им доволен ли, взыскательный художник?
  • Доволен? Так пускай толпа тебя бранит
  • И плюет на алтарь, где твой огонь горит,
  • И в детской резвости колеблет твой треножник.
  • («Поэту»).

Завершает цикл стих «Я памятник себе создал нерукотворный...» В. Непомнящий пишет, что стих этот - «не просто последнее слово или «апофеоз», это - «отголосок», «ответ» на «голос» - обращение к поэту десять лет тому назад в «Пророке»: «Это не «памятник», а отчет о выполненной работе». Вообще, это справедливое замечание.

Мотив «божественного призвания», который прозвучал в «Пророке» и прошел через другие стихи цикла, подытоживается здесь почти формулами:

  • Веленью Божию, о муза, будь послушна,
  • Обе не страшась, не требуя венца;
  • Хвалу и клевету приемли равнодушно,
  • И не оспаривай глупца.

Из преданности «божественному призванию» возникает гордая независимость поэта и его творчества, которое возвышает его над обществом, государством, временами.

Эта гордая непокорность делает естественной и необходимой оценку поэтом своей работы, так как он «сам свой высший суд»: И долго буду тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал, Что в мой жестокий век восславил я свободу И милость к падшим признавал.

Стих обозначен разительной внутренней стройностью: от «непокорного» «подъема» над обществом и временами (1 строфа) лирическая мысль двигается к прозрению поэтической судьбы в грядущем (II-III строфы), объясняет предсказание требовательной оценкой творчества (IV строфа) и приходит - как к итогу и источнику - к «божественному призванию» поэта (V строфа). Возвращаясь к «Пророку», финальный мотив «Памятника» завершает весь цикл как строфу в органическое целое.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент
Adblock
detector