Я прорастаю на родном поле несокрушимым колоском (по произведению Л. Горлача «Руина»)

Пример HTML-страницы
Пример HTML-страницы
  • в праздник и будни имеет на подпруге.
    •  
      • И перед Богом равны все как есть,
  • и мы терпели вместе бедствие и распри.
    •  
      • А как Поджигатель явил нутро свое,
  • это и зачернели выше нас тучи.
  • Мазепа. Ты, отче, не разводись, как спудей.

    Карасевич. Я лишь говорю услышанное от людей.

    Мазепа. Почему же такая на Поджигателя озлоба?

    Карасевич. Так как ляхам тайно руку подает.

    Мазепа. Ты думал сперва, чем такое говорить?

    Карасевич. Пусть меня хоть гром святой побьет, когда отважусь грех на душу взять!

    Мазепа. И что Поджигатель?

    Карасевич

    •  
      •  
        • Не было к лицу бы мне делать тайное явным, и однако горит моя душа, как в огне, и ночь недавняя, яко ворон, крячет. Я в церкви был. А здесь и посланец от Поджигателя заскочил и с порога проговорил: пусть быстро батюшка идет к полковнику, как будет возможность...
    • И            убежал в темень. Я запер свой храм
       да и пошел, не зная для чего.
      А у Поджигателя горят огни, а там
       чужого люда много.
      При Поджигателе сидела лядская шляхта,
       которая уже отведала хлеб и соль
       и на слова сделалась богатая.

     

    •  
      •  
        • Меня поместили за дубовый стол
        • А дальше казаки в две руки
        • Сидели, разгоряченные медами.
    • И здесь Поджигатель велел налить рюмки,
      •  
        • на ноги сведясь, как гроза, над нами:
    • - За господина Любомирского я пью,
    • за гетмана, который нам добра желает.
      •  
        • Я знаю, он отважный в бою,
        • но и отвагу в других уважает.
        • Я пью за посланцев его, за то,
        • что Карл шведский подает нам руку.
    • Пусть к нам им путь не зарастет!
    • До дна, господа, за счастливое соединение!

    Мазепа (мрачно). Все так было?

    Карасевич. Я могу присягнуть.

    Мазепа. За это ты и пил?

    Карасевич. Когда же Поджигатель велел. И я лишь пригубил ту проклятую брагу.

    Мазепа. Все молвленное запишешь на бумагу и чтобы никому…

    Карасевич

    Я буду молчать, поверь -

    тебе душа открылась неложная,

    так как молимся за то, чтобы ты единственный был гетманом, чтобы прекратились распри.

    Мазепа (к себе). Ну и сучий сын. А мы еще говорим, что страшные татары. (Спокойно.) Отче, можешь идти…Занавес.

    Ведущий

    • За несколько дней собрались полки - и только пыль забилась под копытами. Никто не знал мысли Мазепы и слов не слышал, укрощенных устами. Углубился в себя и Поджигатель, потерявшись между казацкой старшиной, хотя мысли беспокоились, как рой, без явной и зримой причины. Сказал Мазепа: быть с ним, как все, до самого Бердичева, а дальше - что царь присудит. Даже и во сне не мог полковник оттолкнуть печали... В конце концов, связали Поджигателя. Он поднялся на уровне и обжег Мазепу:
    • - Если не догнию на я, если я вырвусь из твоего склепа, найду и отплачу за все сполна... И отошли бердичевские сады, и проселок на Батурин. Багрился кровью восток, как знак беды. Рвал грудь Поджигателю плач бандуры.

     

    Занавес. Звучит музыка.

    Картина 4

    Покои гетмана. Мазепа

    • О      Господи, как цветут вишни,
       аж красивеет в глазах вечерний мир!
    • А там, на дворе, только ночь и вишни, и цвет в свете фонарей, и соловьев рулады среди тишины, и марево любимых черных бровей. Знаешь ли ты, суровый Кочубей, мой давний друг, что я, старый, поседевший, за ней готов, как тень летать. Мой ум говорит: не совершай поругание. Душа кричит: люблю лишь ее! Так и стал я похожим на того, кто лета укорачивает свои... Ох, Мотря, Мотря, мучение мое и соблазн! Между нас - моя холодная седина. Отдал бы вместе с булавой радушно ее кому-то за молодость сполна, за то, чтобы дорогая Мотренька в дом зашла из сада вся в лепестках, чтобы вдруг задохнуться от хмеля, когда она забьется в руках...

    Вкрадчивый стук в двери.

    Москаль. Вы еще не спите?

    Мазепа. И еще не сплю. Но тем не менее...

    Москаль

    • Здесь девушка к вам с плачами. Красивая, взял бы ее палач.
    • И      как то ходит ночами,
      когда сам черт ни сват, ни брат.

    Мазепа. Где она?

     

    Москаль. В предпокоях.

    Мазепа. Впусти же. Чего стоишь, как пень?

    (Входит Мотря, сгорбленные плечи, коса выбивается из‑под платка; утомленная).

    Мазепа. Мое сердечко, что с тобой?

    Мотря

    • О, Господи, куда я шла?
    • сначала тропа под горой.
    • Веселые вишни край села.
    • А дальше росяная левада.
    • Я шла между трав.
    • А огонек из окна, будто соблазн,
    • меня порывал.
    • Я верила, что и Вам не спится,
    • что угрюмо и Вам в одиночестве
    • Итак и летела, будто птица,
    • на Ваши глаза золотые.
    • Мой господин, дорогой мой Иван!
    • Убежала я из дома без сожаления.
    • Жизнь немилая бесталанная.
    • О, Господи, я так люблю!
    • Хотела бы я от себя с горя
    • убежать куда-то, но
    • нет еще такого моря,

    что утопит все мое плохое.

    Мазепа

    Что ты, Мотренька, любимая?

    Не кради мой дух, мой мир не кради!

    Болит мне, будто свежая рана,

    разбитый извергами рай.

    Я так алкал лета

    с тобой, дорогая, объединить,

    твои уста сладки милые,

    как крест Господний, цілувать.

    И как расцветшая роза.

    Прошла моя весна.

    Мотря

    Я не к гетману - к мужу

    прибежала. Не моя вина,

    что сердце вывело из дома

    Побойтесь молнии и грома,

    мой судимый, меня возьмите!

    (Бросилась в объятия Мазепы).

     

    Мазепа. Мое сердечко! (Целует ее в уста.) На горе, вынесли нам приговор и церковь, и мои лета. Мотря. Не отбрасывай меня!

    Мазепа. Любимая, люд не простит ослушание нам.

    Мотря. Любовь будет гореть, как рана, на зло проклятым врагам.

    Мазепа

    Любимая Мотря, не такой я желаю долюшки тебе. А пока что в моем покое поспи до утра.

    (Оторвал от себя Мотрю).

    За что мне такая кара, за грех какая эта печаль? Злая суета лета украла. Почему же Господь не дал добра? Почему мне, словно изгою, нарек он уединением идти и за душой дорогой тяжелый покорности крест нести?

    Мотря.  Я с тобой буду всюду, как тень, как дыхание из груди!

    Мазепа

    Нет, сердечко. Осудят люди. Я же не какой-либо там спудей,

     

    не молодой казак-голытьба, который при нужде убежит на Сечь. У гетмана своя Голгофа, Свой суд удельных противоречий.

    Мотря. А как же я?

    Мазепа. Иди спать.

    Мотря. Я же и так будто сплю!

    Мазепа. Негоже обычаи ломать, я чести не переступлю.

    Мазепа выводит из зала Мотрю.

    Занавес. Звучит музыка.

    Ведущий

    • …Сквозь цветы сирени на тихой улице появилась девушка, как тень. Была она словно призрак, будто только что снятая с креста. В руке платок держала, до боли стиснув уста. Полковник царский шел за ней, прямой и длинный, будто копье. Кривую саблю, будто шлею, к боку левому прижал. Пошатнулся Кочубей и прытко помчал обоим наперерез:
    • А где же это ты была, голубка? Ужас вспыхнул в глазах у Мотри и под веками потух.
    • Пример HTML-страницы
      Пример HTML-страницы
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Школьный ассистент
    Adblock
    detector