Литература и общественность Германии в 50-е и 60-е годы

Пример HTML-страницы
Пример HTML-страницы

Показательно в этом отношении предисловие Анны Зегерс к роману «Спасение» (1937), где писательница говорит о различиях в жизненном опыте читателя, остававшегося в Германии, и автора, который находился в эмиграции. Она не скрывает взаимного отчуждения, однако ей удается найти верный подход к немецким читателям, ибо действие ее романа происходит во времена экономического кризиса. Анна Зегерс выбрала именно тот исторический период, который памятен читателю по собственному опыту и который служит хорошей отправной точкой для критических переосмыслений. Она пишет: «Автор и читатель - союзники, они пытаются вместе отыскать истину» .

Решение, найденное Анной Зегерс для своего романа, - путь от взаимного отчуждения между писателем и читателями через поиск точек соприкосновения к отношениям союзничества - характеризовало направление того сложного и длительного процесса, который осуществлялся массовыми демократическими организациями, такими, как «Культурбунд», «Общество по изучению культуры Советского Союза» (с 1949 года - «Общество германо-советской дружбы»), а также органами массовой информации (пресса, радио).

Литературная общественность формировалась в первые послевоенные годы и под знаком борьбы с теми влияниями и тенденциями, которые мешали положительному процессу политико-идеологического перевоспитания. Так, в конце 40-х годов шла резкая полемика против тех или иных разновидностей модернизма, которые - из западных зон - пытались оказать свое влияние на культурную жизнь созданной позднее Германии. Здесь следует упомянуть страстные критические выступления Фридриха Вольфа, который указывал на то, что пьесы модернистских драматургов от Ануйя до Сартра несут в себе призыв покориться судьбе и готовиться к смерти. С точки зрения сегодняшнего дня некоторые из критических высказываний кажутся преувеличенно резкими. Большинство из тех пьес, против которых выступал Вольф, позднее было опубликовано в Германии. Статьи Вольфа сохраняют значимость как документ своего времени (не говоря уж о верном и принципиальном разграничении социалистических и буржуазных позиций), написанный в условиях холодной войны.

С началом милитаризации Западной Германии возникла ситуация, потребовавшая от деятелей культуры и творческой интеллигенции активно поддержать политику партии. В выступлениях на V пленуме ЦК СЕПГ, состоявшемся в марте 1951 года в Берлине, выдвигалась задача продолжить процесс политико-социальных и культурных преобразований на основе единой платформы 20.

В области культуры политико-идеологическая работа имела своим содержанием «борьбу против формализма в искусстве и литературе» за развитие прогрессивной немецкой культуры. Понятие формализма подразумевало все тенденции, препятствовавшие демократическому обновлению культуры и продолжению прогрессивных национальных традиций. Это понятие относилось тем самым к весьма различным эстетическим течениям, в том числе и к некоторым моментам пролетарских революционных традиций, ошибочно объявленных «пролеткультовскими», в которых виделась угроза подрыва политики широкого союзничества, проводимой рабочим классом и другими слоями населения.

В острых классовых схватках того времени была необходима твердая принципиальность в вопросах построения нового, социалистического общества и сохранения гуманистических идеалов классического наследия, однако литературная критика с недостаточной силой подчеркивала творческий и динамический характер метода социалистического реализма.

Представления о том, что социалистический реализм является неизменной системой жестких канонов, обусловлены как по необходимости ускоренным усвоением основ новой литературы, так и бытовавшим мнением, будто литературное произведение может непосредственно воздействовать на те или иные стороны жизни и добиваться положительных перемен.

Дискуссии этого периода не ограничивались вопросом о формализме. Велась борьба за такую концепцию культуры и искусства, которая помогала бы вовлечению масс в процесс революционных преобразований и одновременно развивала бы в них навыки общения с искусством. На связанные с этим объективные трудности указывала, например, в 1951 году Елена Вайгель: «Широчайшие массы населения не считались при капитализме потребителями искусства... Наша задача состоит в том, чтобы пробудить в этих слоях тягу к искусству» 21. Этими словами она подвела итог дискуссии вокруг оперы Брехта и Дессау «Допрос Лукулла».

Упрек в формализме объяснялся тогдашним пониманием функций искусства: «Музыка не учитывает нынешний уровень музыкальной подготовленности у широкой публики и отходит от классической линии». Партийное руководство, Вильгельм Пик, неоднократно отмечавшие заслуги Брехта и Дес-сау в области культуры, советовались с автором и композитором относительно необходимых изменений и приняли решение о постановке оперы под новым названием «Осуждение Лукулла», что должно было послужить «повышению чувства ответственности у публики и мастеров искусства» 22.

Если дискуссия об опере «Допрос Лукулла» проходила в сравнительно небольшом кругу специалистов, то ряд инициатив Елены Вайгель - например, ее предложение сделать «посещение театра само собой разумеющимся событием» - получил широкий отклик. Были приняты организационные меры, обеспечивающие их реализацию. Ранее театральные абонементы выдавались лишь членам труппы «Фольксбюне», театра, который был вновь открыт в 1948 году. С 1952 года театральные абонементы стали распространяться через профсоюзные организации и предприятия. Положительные результаты не заставили себя долго ждать 23.

Эти примеры свидетельствуют об упрочении позиций в области культуры, позволившем успешно продолжить социалистическую культурную революцию.

 

Пример HTML-страницы
Пример HTML-страницы
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector