Дидактический театр, заявивший о себе во второй половине 50-х годов, представлял собою не столько намерение наставлять и поучать зрителя на тех или иных примерах, сколько попытку показать действительность во всей ее противоречивой сложности, чтобы побудить тем самым зрителя к активному размышлению над ее проблемами. Значительный импульс дидактическому театру дала драматургия Брехта, причем не только его «поучительные пьесы», но и те установки, о которых он говорил на IV съезде писателей Германии в 1956 году. Выступая на съезде, он рекомендовал развивать «малые, подвижные формы борьбы» 54, которые способны оперативно откликнуться на актуальные проблемы общества, преодолеть репертуарную косность мелкобуржуазного театра и привлечь в театр именно того зрителя, который непосредственно осуществляет социальные и экономические преобразования в Германии, то есть рабочих и крестьян. Правда, надежды на массовость не оправдались, причиной чему был не только резкий протест со стороны тех, кто приписывал дидактическому театру претензии на господствующее положение 55, но и тот факт, что в зрительской массе еще господствовало «аполитичное» отношение к театру.

Наиболее примечательные пьесы дидактического театра были написаны Хайнером Мюллером (род. в 1929 году) совместно с Ингой Мюллер (1925- 1966). Пьеса «Рвач» (1958), в основу которой лег роман Эдуарда Клаудиуса «О тех, кто с нами», а также пьеса «Поправка к плану» (1958) были посвящены типичным ситуациям из производственной жизни.

В пьесе «Рвач» рассказывается о рабочем-каменщике Бальке, одном из немногих, кто последовал призыву увеличить выработку. Это вызывает ненависть несознательных рабочих и недоверие партийного секретаря Шорна, который при фашизме был арестован по вине Бальке. Но когда с одной печью произошла авария, Бальке исправил ее без длительной остановки производства. На предприятии совершаются акты саботажа, передовика Бальке избивают, но в конце концов он добивается успеха. Партсекретарю Шорну приходится отказаться от своих предубеждений, но и Бальке преодолевает отчуждение своих товарищей по работе, которые начинают активно ему помогать.

Иная ситуация представлена в пьесе «Поправка к плану». Во время строительства комбината «Шварце пумпе» одна из бригад использует беспорядок на производстве, чтобы получить побольше денег, в отчетности постоянно указывая перевыполнение нормы. Бригадир Бремер не хочет покрывать обмана, однако не может переубедить рабочих и лишь отталкивает их от себя. Бригада начинает гнать брак, а Бремер обвиняет в саботаже инженера, буржуазного специалиста. Один из молодых рабочих раскрывает истинные причины брака, и Бремеру приходится признать ошибки. Он просит извинения у инженера и пытается установить новые отношения с рабочими.

В этих пьесах речь шла в первую очередь не о производственных проблемах и не о демонстрации положительных примеров, а о выявлении объективных причин и личностных мотивов тех противоречий, которые были характерны для переходного периода, о наблюдающихся тенденциях развития этих противоречий и о возможных способах их устранения. Сюжет и сценическое действие были разработаны в этих пьесах таким образом, что зритель имел возможность мысленно как бы перепроверять показываемые события. На материал пьесы накладывался индивидуальный опыт. В поведении «рвача»,

передовика Бальке, как и в поведении его противников, проявляются вполне индивидуальные черты, но вместе с тем в них обнаруживается и типичный социальный опыт новейшей истории Германии. Бальке действует как революционер, но не только потому, что осознает необходимость преодоления трудностей начального этапа социалистического строительства, а и в силу конкретных материальных интересов. Различные виды отношения к работе обусловливают различные взаимоотношения людей, которые также необходимо понять и осознать; лишь в непосредственной социальной действительности возникают принцип нового коллективного труда и новые человеческие отношения.

Предельный лаконизм языка, остроумное построение сцен направлены на то, чтобы дать возможность почувствовать, как развиваются противоречия и как они переходят в иное качество в каждой из ситуаций. Индивидуализация персонажей достигалась точной мотивацией их поступков. Это требовало от зрителей довольно значительного интеллектуального напряжения.

По сравнению с драматургией Хайнера Мюллера учебная пьеса «Дознание» (1957) Гельмута Байерля в большей мере отвечала потребности в развлекательном искусстве, особенно за счет комических «эффектов очуждения». Пьеса «Дознание» задумана для самодеятельных театральных коллективов. В ней выясняется, почему один из крестьян, покинувший Германии, затем возвращается обратно и хочет все же вступить в сельскохозяйственный кооператив.

Крестьянин и председатель кооператива дважды разыгрывают перед общим собранием жителей деревни - причем меняясь ролями - сцену, в которой председатель пытается привлечь крестьянина в кооператив. Члены кооператива, участники и зрители театрального действия, поправляют или дополняют главных героев, разыгрывающих события пьесы. Речь идет об осознании того, что представляют собою социалистическая демократия и правильные взаимоотношения между рабочим классом и крестьянством. Зрители вовлекаются в активное обсуждение этих проблем. Неантагонистическая природа конфликта позволяет людям разных взглядов прийти к общему решению.

Более широкие возможности профессиональной сцены - Байерль стал заведовать литературной частью театра «Берлинер ансамбль» - помогли ему использовать накопленный опыт для работы в крупных жанровых формах. Комедия Байерля «Фрау Флинц» явилась вершиной драматургии тех лет; кроме того, этой работой Байерль, по существу, уже вышел за рамки «дидактического театра».

Сюжет комедии возвращается к замыслу Брехта, воплотившемуся в пьесе «Мамаша Кураж и ее дети». Фрау Флинц хочет оградить своих пятерых сыновей от активного участия в новой жизни, но терпит «поражение». Сыновья преодолевают устаревшую самоизолированность семьи от общества, навязанную им матерью, жизненный опыт которой не сулил ей от властей ничего хорошего, и тогда выясняется, что именно участие в новой жизни создает им условия для полного раскрытия своих способностей. «Бессознательная» революционерка, как говорит о ней ее друг и противник в спорах Вайлер, фрау Флинц вновь и вновь убеждается в том, что ее семейная «партизанщина» против новых властей оказывается либо смешной, либо приносит пользу, но тогда уж одновременно и ей и государству. Как и Кураж, Флинц покоряется силе обстоятельств, но обстоятельства эти ныне таковы, что несут с собою именно то, чего не смогла добиться мамаша Кураж. Флинц не учится на «своих ошибках», она поначалу бессознательно содействует революционным преобразованиям, а затем и примыкает к революционному авангарду, ибо это отвечает ее прямым жизненным интересам. Пьеса, построенная в виде своеобразной хроники событий, является широкой панорамой современности, она не просто показывает действительность, а дает наглядное, диалектическое изображение наиболее существенных условий, противоречий, конфликтов периода перехода к социализму. Впоследствии Байерль продолжил эту линию своей драматургии.