Анализ повести «Простак»

На половине дороги между «Кандидом» и «Простаком» - итоговыми произведениями философских раздумий Вольтера - стал его несравненный «Философский словарь», после публикации которого (1764) основные вопросы будто бы были решены, и писатель обратился к беллетристике немного другого рода. Насыщенность философскими проблемами в его поздних повестях заметно слабеет, заменяя во многом вопросами социальными и политическими. Единственное, в чем писатель твердо продолжает линию своих ранних произведений, - это развенчание религиозного фанатизма, религии вообще и ее служителей, а также церкви, которая освящает авторитет, насилие и произвол.

Эта тема является ведущей в повести «Простак», однако ее решение в этом произведении становится менее абстрактным, более человечным. Названное произведение стоит в заделе Вольтера в определенной мере отделено. Это, наверное, единственная вольтеровская повесть - с четко обозначенной любовной интригой, которая решается на этот раз целиком серьезно, без рискованных анекдотов и двусмысленностей, хотя и здесь писатель нередко бывает игривый и веселый. В повести появляются новые герои, без бывшей сокрушительной иронии, не героя-маски, носители одного определенного признака и даже философской доктрины, а персонажи с глубокими человеческими характерами, которые страдают на самом деле (а не комически, не гротескно), а потому вызывают симпатию и сочувствие. Рисуя внутренний мир своих героев - простоватого индианца-гурона, который волей судьбы оказался в феодальной Франции, и его любимой мадемуазель где Сент-Ив, немного наивной, недалекой провинциалки, но искренне влюбленной и готовой к самоотверженному поступку, Вольтер на этот раз не нагнетает события, а нарочно замедляет темп развертывания сюжета и отбрасывает любые параллельные интриги (что было характерным для «Кандида»). Переживания героев раскрываются на фоне французской действительности, которая показана без искривлений, широко и вконец критически. И хотя действие «Простака» отнесено к эпохе Людовика XIV, Вольтер осуждает феодальные порядки в целом.

В первой части повести взгляд автора в определенной мере совпадает с точкой зрения его героя, «естественного человека», не испорченного европейской цивилизацией. Гурон много что понимает буквально (особенно библейские предписания), не зная о странных условностях цивилизованного общества, и потому нередко попадает в комические ситуации, но его простоватый взгляд раскрывает в французской действительности немало смешного, отвратительного, лицемерного или нечеловеческого, к чему давно привыкли все окружающие.

Во второй части книги, которая описывает пребывание героев в Париже и Версале, к нехитрым, но точным суждениям индейца присоединяются удивление и ужас неиспорченной провинциалки, пораженной увиденным и пережитым в столице. Тем самым взгляд на «старый порядок» становится более стереоскопическим, его изображение - объемным и наглядным. И хотя оценка придворных «благих гадостей» и «гнусностей» подается через восприятие положительных героев, в ней все больше ощутимыми становятся авторские интонации, придирчивые и гневные.

В повести «Простак» доминирующими являются вопросы о первопричинах зла. Но Вольтер дает этой проблеме новое трактование. Зло перестает быть чем-то вневременным и абстрактным. Оно наполняется конкретным социальным содержанием. В реальных общественных условиях зло становится неминуемым и закономерным; оно освящено религией, подкрепленное произвольно растолкованными законами и узаконенным беззаконием. Молодые герои повести сталкиваются и с отвратительными фигурами духовников-иезуитов, и с довольно симпатичными министрами, которые, однако, тоже сеют всюду зло,- просто потому, что такая их роль в бюрократической иерархии. В государстве, основанном на неровности, индивидуальная личность неизбежно оказывается беззащитной перед многоступенчатой, трудной бюрократической пирамидой, представители которой искренне переживают за интересы страны, за благо народа (не забывая, конечно, и себя), но безжалостно пренебрегают интересы отдельного человека, мысли которого просто не берутся во внимание. Столкновенье человека с подобным государством может иметь лишь трагическую развязку, этим обусловлен финал вольтеровской повести. В «Простаке» сатирический талант Вольтера не предает его, но иронический, или же гневный и саркастический тон рассказа постоянно смягчается тоном лирическим - когда писатель рассказывает об искренности и силе чувства молодых любовников или о дружбе индейца с добряком Гордоном, мудрецом и ученым, встреченным в застенке Кастилии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент