С января 1906 г. в Москве начал издаваться новый ежемесячный "художественный, литературный и критический журнал под названием "Золотое руно". Он печатался на протяжении четырех лет, а три завершающих номера за 1909 г. (№ 10и 11-12) вышли впервые месяцы 1910.

Таким образом, полный комплект "Золотого руна" состоит из 34 отдельных "тетрадей" объемом 100-160 страниц, обильно иллюстрированных как изображениями, относящимися к теме номера, так и разнообразными графическими "книжными украшениями".

В первом полугодии 1906 г. материалы журнала (включая новые стихи русских поэтов) сопровождались параллельным переводом на французский язык. Это воспринималось (и в действительности было) невиданной роскошью.

Обратим внимание на хронологическую непрерывность названного рядг журналов: они как бы сменяли друг друга по некоему единому плану. Краткие по времени периоды одновременности изданий "М. И." и "Весов" (1904). "3. Р." и "Аполлона" (конец 1909) вроде бы даже подтверждают цепочку преемственности; а четырехлетняя синхронность "Весов" и "3. Р." легко объяснима разницей их стойких предпочтений: литература и публицистика для "Весов", преобладание интереса к пластическим искусствам у "3. Р.".

Гораздо важнее обратить внимание на то, что "М. И." и "Аполлон" — издания петербургские, а "Весы" и "3. Р." — московские. Отметим деталь. важную для ориентации в полемике "Весов" и "3. Р.": "петербуржцами" в ней именуются сотрудничавшие в "3. Р." А. Блок, Вяч. Иванов, Г. Чулков. С. Городецкий — но не 3. Гиппиус, Д. Мережковский и др., петербургские авторы, сотрудничавшие в "Весах". Поэтому ошибочна оценка "3. Р." некоторыми новейшими авторами как "органа петербургских модернистов"1.

Если взглянуть на списки авторов (писателей, поэтов, критиков) и художников, перечислявшихся в качестве сотрудников в каждом из четырех названных журналов, то встретимся с повторениями очень многих имен. нередко — четырехкратными.

Полное сравнение может лишь запутать, поэтому сравним объявлявшийся состав сотрудников, участвовавших в "3. Р." и в первых номерах хронологически завершающего "Аполлона". В обоих случаях встретим: Ал. Бенуа. Бакст, Билибин, Богаевский, Головин, Грабарь, Добужинский, Крымов. Кустодиев, Лансере, Н. Милиоти, Рерих, Сомов, Стеллецкий, Судейкин. Шервашидзе, Феофилактов "и др." а также: Брюсов, А. Белый, Кузмин. Вяч. Иванов, К. Эрберг, Н. Врангель, С. Маковский, Муратов, Ростиславов, Мейерхольд, Л. Андреев, Ауслендер, Бальмонт, Блок, Бунин, 3. Гиппиус, Городецкий, Дымов, Зайцев, Кречетов, Мережковский, Потемкин. Ремизов, Ф. Сологуб, Чулков и др. — даже Шарль Морис.

Круг мировоззренческих, творческих, теоретических проблем и тем, как л круг авторов, номинально также выглядит достаточно общим на протяжении от "М. И." до "Аполлона". Выдвигались проблемы развития актуальной русской культуры, и в особенности — искусства; проблемы расслоения искусства на "старое" и "новое" и отношений между ними, намечались пути к "искусству будущего" история искусства и его актуальная практика интерпретировались и оценивались с позиции актуальных интересов.

В журнальной полемике и борьбе, в которую он был включен, отражался процесс сложения "новых течений" в русском искусстве, формирование групп художников по направленческому, а не приятельскому или прагматическому организационному способу.

В русской художественной культуре с последних лет XIX в. обозначился совершенно новый для нее по интенсивности темп и радикализм развития, темп смены npQ6, экспериментов и исканий, затухший только к концу 1920-х гг. "3. Р." — самый включенный в новый темп художественной жизни из предреволюционных журналов по искусству.

Когда первоначальную группу "Мира искусства" и первый этап ее деятельности (связанной с "М. И.") Бенуа рассматривал как "передовые" явления в русской культуре своего времени, он был совершенно прав. Хочу обратить внимание на то, что слово "передовой" — являющееся буквальным синонимом и образной калькой с французского avant-garde — вообще было любимым и частым в языке А. Бенуа. Предполагаю, что именно он, запомнив насмешку в свой адрес со стороны "3. Р." — "И действительно, кому неприятно стоять в авангарде", — первым в России использовал термин "авангард" в отношении явлений искусства. Уже после ухода "3. Р." со сцены Бенуа начинает борьбу за размежевание с "Союзом русских художников", членов которого поименно делит на "авангард", "середину" и "арьергард". Но, как очень часто бывает в истории, некто, признанно бывший "передовым", перестав быть им, не в силах согласиться с новым ходом вещей.

Осеннему салону 1908 г. в Париже посвящена статья Эсмера Валадюра (А. Мерсеро) в № 10. Номер первый за 1909 г. открывается Гогеном: репродукции скульптуры и отрывки из "Ноа-Ноа", а в № 2-3, в отчете о 2-й выставке "3. Р.", напечатаны выставлявшиеся произведения всех десятерых французских живописцев, фотографии экспозиции и рецензия Эмпирика (Г. Тастевена), продолжены письма Ван Гога. В № 5 — специально для "3. Р." очерк М. Дени "От Гогена и Ван Гога к классицизму" (окончание Е № 6), а № 6 "посвящен" Матиссу: 17 репродукций, "Заметки Художника" (перепечатка из Grande Revue, декабрь 1908) и очерк А. Мерсеро "Непг. Matisse и современная живопись". В номере 7-8-9 статья Ш. Мориса "Гоген как скульптор" (окончание в № 11-12).