Жатва - итог, реализация всех ожиданий и усилий земледельца. «Хлеб - всему голова». К началу жатвы готовились как к большому торжественному празднику и вместе с тем как к тяжелой ответственной работе, когда приходилось трудиться от звезды до звезды, несмотря на жару и жажду. В первый день жатвы торжественно отправлялись до восхода солнца на поле, одетые в чистую одежду; начинала первую зачинку наилучшая жница, сноп из первой жатвы - «воевода» - устанавливался на покуте.

Песни, выполненные во время жатвы, отражали основные периоды работы и обрядов. Их можно поделить на три группы:

  • зажинковые - те, что величают ловких жниц, первый сноп; желают начинать работу в хорошее время, пророчат хороший урожай, чтобы копен было столько, что «седой соловушка», став в помощь в составлении копен, не способен их все сложить, «кукушечка же кует - копейки считает - не пересчитает»;
  • собственно жатвенные - в которых величальные мотивы отступают, а вместе с тем в полный голос звучат жалобы на тяжелый труд, на нечеловеческую усталость, на хозяев, которые до ночи держат голодных наймитов-жнецов на поле. Здесь наблюдается несвойственное для других видов обрядовой поэзии столкновение поэтического восхищения природой и сурового реализма подневольной работы;
  • обжиночные - в которых снова преобладают нотки бодрости, оптимизма, удовлетворение от того, что удалось завершить тягчайший этап земледельческого года. Но вот все лихое позади, ждет последний сноп, его обвязывают красной лентой и с песнями несут домой (если рожь своего надела) или тому хозяину, который нанимал жнецов. Этот сноп - «дед», или «останец» - должен символизировать благосостояние, ручательство нового хорошего урожая, так как вылущенное из него зерно первым ляжет в землю во время нового осеннего посева.

На выжатом поле жнецы оставляли несколько стеблей - «бороду», зерно из них вытрясали в разрыхленную серпами землю - на будущий урожай. Вокруг «бороды», будто бы благодаря ниве, клали буханку и воду, ложились и катались по ниве, чтобы вернуть себе произведенную силу (отзвуки старинных верований о животворной силе земли). Делали еще и венок, который символизировал завершение работы - его несла в село наилучшая жница. В песнях важничали работящие руки, снова звучали приподнятые, торжественные, полные высокой поэзии сравнения - венок, как солнце, как золото, свитый из жемчуга, он светит, как звезда.

Широкую популярность обжиночного обычая своеобразно удостоверил в середине XIX ст. И. Головацкий, назвав упорядоченный им альманах «Венок русинам на обжинки». В повести Т. Шевченко «Наймичка» представлена картина обжинок.