Загадки вошли в состав произведений многих жанров устного народного творчества. В них загадки могут представлять собой след древнего синкретизма либо отражать более позднее явление фольклорного синтеза. Только специальное исследование каждого факта позволит определить характер вкрапления загадки в текст произведения.

Собиратели отметили использование загадок в народном свадебном обряде. В обряде, записанном братьями Б. М. и Ю. М. Соколовыми в 1908 г. в Белозерском крае Новгородской губ., жених с дружками выкупает места, занятые девушками. Выкуп произойдет только тогда, когда сваребьяны (сваръба — свадьба) отгадают загадки. При этом загадки загадывает особый загадчик, который сидит за столом с девицами рядом с невестой. За каждую не отгаданную загадку платили деньги. Особенность загадок, записанных Соколовыми, состоит в том, что отгадывающий иногда не называет отгадку словом, а подает (выставляет) ее.

Вот несколько примеров: ««Подайте монаха в белой рубахе». Дружка подает вина в бутылке. «Подай мне золотой костыль, штобы нашей невесте, молодой княгыне, было на што уперетсы». Тогда дружка выставляет жениха: «Вот костыль золотой». <...> «Подайте мне старово, горбатово, на рожу страшново, во хмелю дурново». Дружка дает бутылку водки. «Давайте нашей княгыне, состройте цетырефугольнюю горницу с серебряной крышой». Дружка подает рубль бумажкой и кладет на блюдо, & наверх кладет серебряную монету. Если таким образом все загадки будут отгаданы, загадчик с девками выходит из-за стола и уступает место жениху с сваребьянами. Невеста же остается сидеть. С ней рядом садится жених» .

Давно отмечена значительная и многообразная роль загадки в сказках. В некоторых сюжетах главному герою прямо или косвенно задают загадку, которую он должен отгадать («Пойди туда, не знаю куда» — СУС 465 А; Девушка на службе у ведьмы — СУ С 428; Беззаботный (беспечальный) монастырь — СУС 922 и мн. др. ). В анекдотических сказках загадка может предстать в форме комического словотворчества.

В собрании А. Н. Афанасьева «Народные русские сказки» напечатаны три сказки, которые составитель озаглавил «Солдатская загадка» (СУС 1544А). Две из них почти целиком состоят из загадок. В тексте под № 392 к старушке зашли на отдых солдаты. Хозяйка потчует их хлебом и квасом, хотя в печи был вареный петух — в горшке, под сковородой. Солдаты это дело смекнули... Когда старушка вышла на двор, солдаты вытащили из горшка петуха, а на его место положили ошметок — изношенный старый лапоть. Вернувшись в избу, старуха загадывает солдатам загадку. Происходит своеобразный диалог: «...скажите-ка мне: ныне в 'Пенском, Черепенском, под Сковородным, здравствует ли Курухан Куруханович?» — «Нет, бабушка!» — «А кто же, детоньки, вместо его?» — «Да Липан Липанович». — «А где же Курухан Куруханович?» — «Да в Сумин город переведен, бабушка». В загадках старухи и солдат названия предметов изменены так, что измененное слово начинается звуком или звуками отгадываемого предмета: в Пенском — в печи; Черепенском — горшке (черепок); под Сковородным — под сковородкой; Курухан — петух (кур); Липан.— лапоть из липового лыка; Сумин город — сумка. Аналогичным образом построены загадки старухи и солдат в тексте № 393. Здесь в загадке старухи фигурируют: Курлинский-Мурлинский (журавль), Небесинск (небо), Печинск (печь), село Гор-шенское (горшок). В загадке солдат перечислены почти все эти названия и добавлены город Суминск (сумка) и село Заплечинское (плечо) .

Загадки встречаются и в песнях. Например, в песне «Донской казак в плену турецком» казак освобождается из плена, отгадав три загадки турецкого паши.

  • Казак просит отпустить его на волю.
  • Отвечает ему турецкий паша:
  • «Загадаю я тебе, донской казак, три загадочки;
  • Отгадаешь ты мне три загадочки,
  • Тогда-то я отпущу тебя на Тихий Дон:
  • Чего у нас на свете без ног резво бежит?
  • Чего у нас на свете без крыл скоро летит?
  • Чего у нас на свете без огня жарко горит?»
  • Отвечает ему донской казак:
  • «Без ног у нас бежит твое судно легкое,
  • А без крыл-то летит буйный ветер,
  • Без огня-то печет на свете красное солнышко»

Загадки иногда переходят в пословицы, становясь и тем и другим. Например, выражение Ничего не болит, а все стонет может быть и загадкой о свинье, и пословицей о ханже, попрошайке. Пословицы также могут переходить в загадки: В городе рубят, к нам щепки летят (письма, вести); В одном кармане вошь на аркане, в другом блоха на цепи (нищий).