Широко известным является то большое значение, которое имеет восточная тема в творчестве Байрона. Связано это с присущим Байрону и другим европейским романтикам понятием о поэтической «исчерпанности» европейской тематики, со стремлением найти новую экзотическую реальность, которая позволит максимально выразить романтический идеал и основные особенности романтической поэтики.

«Держите курс восточнее,- пишет Байрон в 1813 году Томасу Муру,- ...это единственная правильная поэтическая политика. Север, Юг и Запад уже исчерпаны. С Востока же у нас нет ничего, кроме нераскупленных поэм Саути, и те он ухитрился испортить, использовав только самые чудесные плоды их (т.е. людей Востока) воображения... Та мелочь, которую вложил я в эту сферу, пока что - глас вопиющего в пустыне, и если она имела успех, это доказывает лишь, что публика настроена на восточный лад...».

«Та мелочь», что до этого времени успел написать на восточную тему Байрон, - это первые две песни «Паломничества Чайльд-Гарольда» и поэма «Гяур», которая вышла первым изданием в начале июня 1813 года. На протяжении 1813-1816 годов были созданы и другие поэмы «восточного» цикла - «Абидосская невеста», «Корсар», «Лара», «Осада Коринфа» и «Паризина».

Главный интерес «восточных поэм» сосредоточился на новом типе романтического героя. Для проявления его исключительной индивидуальности и драматической судьбы требовалась нужда необыкновенная, по-восточному колоритная и экзотическая обстановка. Байроновских героев характеризуют прежде всего сильные страсти - яркие, всепоглощающие, вечные. Таких страстей всегда две - любовь и ненависть, они неразрывно связаны между собой:

  • Когда нахлынет на людей
  • Поток любви, давно хранимый,
  • Иль старый гнев, в груди носимый,
  • Тогда в минуту человек
  • Переживает целый век.
  • («Гяур», перевод С. Ильина).

Эта неразрывность любви и ненависти указывает, по Байрону, на внутреннюю противоречивость человеческой природы вообще. Страсти прекрасные, но они и разрушительные: приносят блаженство и приводят к преступлению, в них реализуют себя человеческая душа и человеческая свобода. Страсти нельзя уничтожить и изменить: раз поселившись в душе героя «восточных поэм», они навсегда определяют его внутренний мир, его действия и поступки. Страсти появляются в поэмах Байрона как неотъемлемая часть внутреннего мира героев - сама природа Востока, его воздух, все его экзотическое пространство будто напоенные, насыщенные страстями. Восток в байроновских «повестях» - это особое условное географическое и историческое пространство. Для него характерны, прежде всего, яркие и резкие контрасты - в природе (дикие горы - прекрасные долины), в обществе (тирания - свободолюбие, сонный покой - борьба), в жизни человека (любовь - ненависть)

В художественном мире байроновских «восточных повестей» человек и природа живут в единстве, их единение обусловлено тем, что в сознании Байрона ареной извечной борьбы добра и злая является и природа, и общество, и душа самого человека.

Поэтому героем «восточных поэм» Байрона может быть европеец (Конрад в «Корсаре») или турок (Селим в «Абидосской невесте»). Внутренний мир героя не зависит от национальности, и главные его черты во всех случаях остаются одинаковыми. Это прежде всего индивидуализм и свободолюбие, нетерпимость к любым формам принуждения. В первых трех поэмах - «Гяур», «Абидосская невеста» и «Корсар» (они, свойственно, и являются настоящими «восточными поэмами», к которым по традиции причисляют также поэмы «Лара», «Осада Коринфа» и «Паризина», в которых действие происходит в Италии) - антагонистами главных героев являются восточные деспоты, которые в добайроновскую эпоху служили символом тирании. В стычке с ними герою помогает отряд людей, которые стоят вне закона, в которых ремесло пиратов или разбойников, как правило, соединяется со свободой и протестом против национального угнетения. Герой при этом остается индивидуалистом, который преследует свою цель, он лишь присоединяется к ним, даже если, как в «Корсаре», стоит во главе этих людей.

Гяур мстит Гассану за то, что тот велел утопить его любимую Лейлу, разоблаченную в измене деспоту. Вместе с тем герой сознается, что сам убил бы Лейлу, если бы узнал о ее неверности себе. Никаких, в сущности, расхождений в мотивах поведения между героем и тираном нет, врагами они стали из-за конкретных обстоятельств. Утверждая возможность свободного проявления страстей как высшую жизненную ценность, как способ самореализации личности героя, Байрон идет до конца, отказываясь от этических оценок поступков своих героев, продиктованных страстями. Рисуя в конце поэмы картину опустошения, которое властвует в доме Гассана после его смерти, поэт болеет из-за разрушительной силы страстей - но болеет поэт, а не его герой. Последний, даже заканчивая свою жизнь в монастыре, не раскаивается в убийстве и не может простить своего врага. В этой верности героя себе до конца Байрон видит целостность, внутреннюю силу и даже красоту его личности, поэтизирует эти качества.

Селим, главный герой «Абидосской невесты», мстит дяде за убийство своего отца, присвоение его титулов и владений. В его желании мести просматривается праведное стремление восстановить справедливость, а в разбойничьей стае пиратов, с которыми он связался, есть даже такие, которые переживают благородные чувства. Тем не менее конфликт между Селимом и Джаффиром остается конфликтом частным, а не общественным или социальным, их страсти рожденные самой «фатальной Природой», человек не несет за них ответственности. Если ненависть - это зло, то оно будто изначально заложено в мироздание.

Конрад, герой «Корсара», противостоит Сеиду как глава корсаров (морских пиратов), сам же не имеет к нему личной ненависти. В борьбе Конрада с Сеидом находит выражение ненависть корсара ко всему человечеству:

  • Оттолкнут, оклеветан с юных дней,
  • Безумно ненавидел он людей.
  • Священный гнев звучал в нем как призыв
  • Отмстить немногим, миру отомстил.

Конфликт из частного, которым он был в первых двух «восточных повестях», превращается, как видим, в глобальный. В этой поэме намечает также и отход от натуралистического трактования страстей как с давних пор данных человеку самой «Природой-матерью», за которые она не может нести ответственности. Ненависть Конрада ко всему человечеству уже не может быть представлена как «естественная» страсть. «С юных дней» он был оскорблен людьми, его душа была испорчена ими, обществом, поэтому этические оценки поступков Конрада обращены не к его уму или воле, а к тому, что определяет, как и у героев предыдущих поэм, его духовный мир: к его любви и ненависти. Именно любовь к Медоре названа в поэме единственной добродетелью Конрада, а его всепоглощающая ненависть к людям - недостатком. Неразрывная связь этих страстей в душе героя объясняет драматизм его судьбы.

В этой поэме есть и еще одна очень интересная, с точки зрения романтического мировосприятия Байрона, сюжетная линия, связанная с Гюльнарой, рабыней Сеида. Когда Конрад попал в плен к Сеиду, Гюльнара со всей восточной пылкостью полюбила его, полюбила так, что в душе ее будто зеркально отразился внутренний мир Конрада - Корсара - сплав любви к нему и ненависти к Сеиду. Она любит и ненавидит так, что ради любви к Конраду, не задумываясь, убивает Сеида, и это невольно ужасает Конрада. Значит, страсти в их двойственной ипостаси (любовь и ненависть) определяют драматизм судьбы не только героя, но и других людей, вообще положения человека в мире - такое убеждение Байрона периода «восточных повестей». Но финал поэмы (разрыв Конрада с корсарами и его таинственное исчезновение) может быть расценено и как начало кризиса такого миропонимания поэта: не под влиянием ли душевной смуты и его духовного перелома, который начался после ужасного преступления Гюльнары, герой круто изменяет свою жизнь? Во всяком случае, следующая эволюция мировоззрения и творчества поэта не противоречит такому предположению.

Огромная, общеевропейская, популярность «восточных поэм» Байрона объясняется, в первую очередь, тем, что в них был выведен герой нового типа. Для человека кризисной эпохи, которая сложилась после наполеоновских войн, особый интерес представляло противоречивое объединение в таком герое свободолюбивых устремлений и ненависти с ее трагическими последствиями,- объединение, которое так точно уловил поэт.