За восемь столетий создано во всемирной литературе огромное количество сонетов, они, разумеется, многообразны по содержанию, но позволительно выделить несколько наиболее характерных вариаций с точки зрения взаимоотношений поэт - читатель.

Любовный сонет. Он, несомненно, доминирует, автор сонетов запечатлевает образ возлюбленной и свое alter ego, возвышающееся от переизбытка чувств. Примеров здесь приводить можно сколько угодно, ограничимся авторами разных эпох: П. Ронсар, А. Пушкин, А. Мицкевич, М. Волошин.

Сонет - поэтический манифест. В такого рода сонетах поэт выражает свои поэтические пристрастия (А. Рембо «Гласные», А. Пушкин «Поэту», В. Ходасевич «Сонет», Ш. Бодлер «Соответствия»).

Сонет-посвящение, вызванное к жизни конкретным лицом или событием (Ш. Бодлер «К прошедшей мимо», А. Ахматова «Художнику», А. Рембо «Спящий в ложбине»).

Сонет-мифологема - стихотворение, в котором развернут один или несколько образов, заимствованных из мифов, легенд, преданий предшествующей литературы (сонеты Луиса Камоэнса, «К Елене» Э. По, «Дездемона», «Дон Жуан» Н. Гумилева).

Сонет - аналог визуальному образу (Ш. Бодлер, Р.-М. Рильке).

Сонет-портрет. К этой разновидности тяготел Иоганнес Бехер.

Иронический сонет. Многие поэты, как бы споря с торжественностью жанра, иронизировали, шутя, преднамеренно заземляя сонет. Это можно заметить уже у Ронсара; это свойственно любовным сонетам А. Мицкевича, не чуждались шутки и русские авторы сонетов на рубеже веков. Но особое распространение иронический, даже гротесковый сонет нашел у постмодернистов. Нередко может возникнуть ощущение гибели жанра, настолько он антиклассичен.

Вот характерный пример - сонет Александра Еременко:

  • Как хорошо у бездны на краю
  • Загнуться в хате, выстроенной с краю,
  • Где я ежеминутно погибаю
  • В бессмысленном и маленьком бою.
  • Мне надоело корчиться в строю,
  • Где я уже от напряженья лаю.
  • Отдам всю душу октябрю и маю
  • Но не тревожьте хижину мою.
  • Как пьяница, я на троих трою
  • На одного неровно разливаю
  • И горько жалуюсь и горько слезы лью.
  • Что свой сонет последний не сокрою,
  • Но по утрам под жесткую струю
  • Свой мозг, хоть морщуся, но подставляю.

Несмотря на демонстративную низменность содержания, перед нами канонический сонет. Обратимся к рифмовке, здесь всего две рифмы:

  • аю - аю - аю - ою аю - аю - аю - ою
  • ою - аю - ю ою - ую - аю

Четко чередуются мужские и женские варианты рифм, каждая строфа подчеркнуто закончена. Но нельзя не заметить и игры с формой: поэт послушен, но шутлив. Его обращение к сонетной форме схоже с питьем исключительно кипяченой воды и переходом улицы лишь на зеленый свет. Но именно такого рода сонеты убеждают, что жанр будет развиваться, потому что главное в сонете - это диалог с предшествующей культурой и принятыми нормами.