Великий немецкий поэт Фридрих Шиллер, автор известных драм «Разбойники», «Коварство и любовь», «Дои Карлос», «Валленштейн», «Мария Стюарт» и «Вильгельм Телль», стоит в первом ряду гениальных драматургов мировой литературы. Пафос свободы, любовь к родине, гуманизм и непоколебимая вера в силу разума и благородство человека, присущие творчеству Шиллера, сделали его одним из самых любимых писателей народных масс Германии и всего прогрессивного человечества.

Для творческого пути Шиллера характерно, что он не задерживался долго на достигнутой ступени развития; по выражению Гете, «дух его могучий шел вперед, где красота, добро и правда вечны». «Поэзия Шиллера, - писал Белинский, - велика не одной силой художнического гения, не одним пламенем любви к человечеству и к истине, но и мирообъемлющим, вечно юным и вечно развивающимся содержанием...» деятельности, так называемый «веймарский период», или период классицизма, представляет собою попытку создания классического искусства в условиях буржуазного общества после победы французской буржуазной революции.

С самого начала своего творческого пути Шиллер был тесно связан с передовыми освободительными идеями эпохи. Широкая известность поэта начинается с первой же его драмы «Разбойники», в которой он выступил против феодально-абсолютистского общества. В этой трагедии и в драме «Коварство и любовь» гневный протест против старого феодально-абсолютистского режима сочетался с критикой начинавшего складываться в ту эпоху буржуазного общества.

По выражению Гете, Шиллер в течение всей своей жизни проповедовал «евангелие свободы» и видел в этом главную свою задачу. Последняя, законченная им за год до смерти драма «Вильгельм Телль» является апофеозом свободы и национальной независимости: в ней страстно звучит призыв к борьбе за освобождение отчизны от гнета чужеземных завоевателей. Сложившееся в эпоху французской революции и наполеоновских войн, творчество Шиллера не могло не отразить ряда существенных черт своего времени: не только силу, но и слабость народных движений, особенно в такой экономически отсталой и политически раздробленной стране, какой была тогдашняя Германия. Отсюда глубокие противоречия в творчестве великого немецкого поэта: страстный пафос свободы, ненависть ко всяким проявлениям мракобесия и угнетения уживаются в нем с утопией о «царстве эстетической видимости» и другими реакционными идеалистическими иллюзиями.

Эти противоречия являются отражением реальных противоречий самой действительности Германии того времени. Маркс и Энгельс, неоднократно указывая на слабые стороны мировоззрения Шиллера, обусловленные убожеством тогдашней немецкой действительности, вместе с тем высоко ценили его художественное творчество. Они оставили в своих трудах ряд глубоких суждений о Шиллере, имеющих огромное принципиальное значение не только для понимания его произведений, но и в плане общих проблем эстетики и искусства. Энгельс указывал на социально-политический смысл «Разбойников» и «Коварства и любви». Исключительно важными являются высказывания Маркса и Энгельса о творческом методе Шиллера, которые были изложены ими в переписке с Лассалем по поводу трагедии последнего «Франц фон Зикин-геи». Суждения основоположников марксизма о Шиллере были направлены против всяких попыток оправдать слабые стороны его мировоззрения и творческого метода.

Буржуазная историография и литературоведение создали немало легенд о Шиллере; творчество великого поэта искажали, приспосабливая его к политическим интересам немецкой буржуазии.

Своего апогея эта фальсификация творчества Шиллера достигла у немецких реакционных историков литературы в период первой империалистической войны и в годы господства нацизма. Эти «исследователи» старались сделать из Шиллера ярого националиста.

Шиллеру всегда был чужд прусский шовинизм с его высокомерием и заносчивостью, с его презрением к другим народам; ему вообще был чужд буржуазный национализм, но он горячо и глубоко любил свою родину и всегда гордился передовыми традициями немецкой культуры. Так, в стихотворении «Немецкая муза» поэт с чувством законной гордости говорит, что немецкий народ сам создал свою национальную литературу - без поддержки и покровительства прусских королей и немецких князей, что культура немецкого народа «распустилась пышным цветом не от княжеских лучей». Все творчество Шиллера убедительно свидетельствует о том, что он был пламенным патриотом. Он горячо выступал за национальное объединение своей родины на демократических основах, а не за «объединение» ее извне или сверху по прусскому образцу. Пример такого демократического объединения народа, борющегося за  свободу и национальную независимость, он дал в своей драме «Вильгельм Телль»:

  • Разве есть на свете что-нибудь милей отчизны?
  • Есть разве долг прекрасней, благородней,
  • Чем быть щитом безвинного народа
  • И угнетенных защищать права?

В противовес реакционной буржуазной критике, извращавшей смысл творчества Шиллера, передовые общественные деятели и мыслители Германии на всех этапах развития страны выдвигали на первый план то действительно ценное, чем обогатил культуру немецкого народа его великий национальный поэт. Представители революционно-демократической литературы Германии в 30-е годы XIX века подняли Шиллера на щит как поэта борьбы за свободу.