...Мы родимся на то, чтобы нам умереть... Недорого весну нам ветрами поминать. Когда бы родились снова, снова смерти нужно ждать. Поблагодарим же богов за наши дни хорошие... Эти бессмертные строки принадлежат пэру выдающегося английского поэта Джорджа Ноэла Гордона Байрона. Взгляды Байрона кажутся неожиданными для поэта, чье имя вошло в историю английской и мировой литературы как наиболее влиятельного выразителя романтического мировоззрения. В его «Дневниках и письмах» высказано немало соображений о поэзии и прозе как прошлого, так и будущего, но мысли эти такие же противоречивые, как и самая фигура большого мастера. А чтобы хотя немножечко понять мотивы творчества поэта, нужно обратиться к его философии. И в свою очередь самые философские взгляды Байрона вызвали к жизни шедевры его творчества.

А мотивы творчества английского художника изменялись с изменением его взглядов на протяжении всей жизни. Истоки литературных взглядов юного Байрона нужно искать в этических и эстетичных взглядах возраста Просвещения. Но интересовался он и образцами лирического, эпического и драматического творчества античных авторов, а в последние годы жизни и творчеством итальянских поэтов раннего и позднего Возрождения, которое не могло не отразиться на мотивах собственного творчества, хотя сам Байрон не раз утверждал, что преимущество над поэтами отдает историкам. Литературные взгляды молодого поэта полно оказались в юношеском сборнике «Часа досуга». Стихи, которые вошли в этот сборник, были подражательными. Мотивы вольнодумства обрисовывались расплывчато, а раздумья о быстротечности дружбы и любовь - меланхолически. Наиболее типичными для этого сборника стали воспоминания о детстве.

Первая сатирическая поэма «Английские барды и шотландские наблюдатели» не свидетельствовала об оригинальности взглядов относительно назначения искусства и художника. Но позиция молодого Байрона относительно этой темы сохраняется и в более поздние периоды его творчества. Вся своя жизнь он придерживался теории искусства и понимание задач поэта. Некоторые ранние произведения поэта было выдано лишь после его смерти. Среди них сатира «Проклятие Минервы», в которой поэт вместе с тем предъявлял обвинение тем, кто грабил народ Греции, и прославлял античные шедевры священного храма в Афинах. Итак, высокие гражданские и политические мотивы присущий даже раннему творчеству Байрона. И лишь поэма «Паломничество Чайльда Гарольда» стала новым этапом в творчестве Байрона. Ведь в ней через внутренний мир персонажа и автора раскрываются и героика давних и новых времен, и трагические проблемы современности.

Придерживаясь «высокого» стиля, отдавая преимущество абстрактным и приподнятым образам, Байрон предоставляет своей поэме такого лично-страстного тона, что судьба личности начала рассматриваться как часть всемирного процесса. Итак поэму «Паломничество Чайльда Гарольда» можно рассматривать как новый художественный прорыв эпохи классицизма. Лирика зрелого поэта приобрела характер исповеди, а в восточных поэмах вылилась в тоску поэта, у его негодование против лицемерия и тупости, которые в эпоху реакции унижали достоинство человека.

Вражда с миром героев восточных поэм Байрона приобрела новое философское осмысление в швейцарской драме «Манфред». Трагедия графа Манфреда вызвана не столько столкновеньем с людьми, которых он пренебрегает, не столько крахом любви, сколько тем, что сам он не выдерживает собственного морального суда. Трагическими для него становятся не обстоятельства, которые окружают, а его собственные чувства. Но наиболее плодотворным стал «Итальянский» период творчества Байрона. Он поражает нас патетикой четвертой песни «Чайльд Гарольд», «Одами к Венеции», «Жалобами Тассо», озорными пародийными октавами « Беппо» и « Дон-Жуана», торжественными терцинами «Пророчества Данте» и непринужденностью лирических стихов, трагедиями и романтическими мистериями, стихотворной повестью «Остров», прозаическими трактатами.

Вероятно, это был период сознательных поисков, нацеленных на окончательное решение вопрос о назначении поэта в современном миру:

  • Чего мы хотим от славы? Чтобы исполнит Листок неуверенной бумаги, мудрая охота! Силимся сойти в жара, в самообмане На гору, хотя ее вершина и в тумане.

Я думаю, что все разнообразие творчества Байрона отбивает его стремление к гармоническому и прекрасному идеалу мыслителей прошлого. Но действительность, в которой жил поэт, не могла стать подпочвам для поисков подобного идеала ни в жизни, ни в искусстве. Поэтому ощущение неосуществленных поисков и стали причиной дисгармонии как в мировоззрении Байрона, так и в противоречиях мотивов его творчества.