Цель: учить работать с текстом литературоведческой статьи, составлять план; выяснить, какое понятие является ключевым для Рая; развивать ассоциативное и логическое мышления; воспитывать доброту, милосердие

Оборудование: тексты «Божественной комедии»; схема, карточки с задачами «Четвертое лишнее».

Ход урока.

I. Актуализация опорных знаний.

Воспроизведение схемы «Мироустройство в поэме Данте» (круги Ада) - возле доски.

II. Мотивация учебной деятельности.

(Тема записана не полностью).

—С давних-давних времен люди стремились представить, как выглядит рай - место, где властвует счастье и нет зла.

—какие ассоциации связаны в вашем представлении со словом рай? (Ответы учеников).

Словесное рисование.

- Представьте себе рай. Опишите, как он выглядит, по вашему мнению. Узнаем, как выглядел Рай, по мнению Данте, выясним, какие понятия являются главными в его Раю.

III. Изучение нового материала.

1. Работа в парах.

Задача: прочитать текст, составить его план.

По замыслу Данте, венчать поэму должна ее последняя часть «Рай». Под предводительством Беатриче Поэт достигает небесных пространств, поднимается выше и выше, переходя с одной небесной сферы к другой. Таких концентрических сфер - девять. Начинается этот парад светил сферами Луны, Меркурия, Венеры, Солнца, Марса, Юпитера и Сатурна. Над ними возвышаются недвижимые звезды и хрустальное небо Перводвижения, которое приводит в движение все другие сферы. Завершает симфонию света и огня Эмпирей, место пребывания Бога, ангелов и святых. Сравнение с симфонией здесь является не случайным. По давним представлениям, планеты, вращаясь вместе со своими сферами, излучают музыку, которая преисполнена высокой гармонии, совершенства и красоты.

Рай является окончательной победой света над тьмой, движения над недвижимостью. Ведь движение является ручательством развития, обновления, а итак, и жизни. В Аду души грешников были навсегда прикреплены к определенному кругу подземелья. Чем беспорядочнее было их перемещение в пространстве, тем выразительнее ощущалась его бесцельность. Даже Данте в Аду теряет ориентацию: спускаясь вниз, например, он на самом деле поднимается вверх. В Чистилище движение начинает приобретать реальные признаки, становится целенаправленным. Однако души Чистилища еще не имеют полной свободы. В Раю все преграды исчезают. Души праведников уже не закреплены только за своей сферой. Свободно польются они к Эмпирею, созерцая величие Творца.

Все же своя иерархия размещения праведных душ существует и в Раю. На Луне находятся духи, которые нарушили обет, на Меркуриевом небе - справедливые, на Венерином - любвеобильные, на Солнцевом - мудрецы и т.п. Однако каждая из сфер является символом определенного морального понятия, а не местом заключения, как, например, в Аду. И хотя духи счастливы неодинаково, а по мере своего приближения к Божеству, все они свободны покидать свою сферу, свободно двигаясь в пространстве. И одновременно торжествует свет. Густой мрак адских бездн, световые контрасты Чистилища заменяют огненно-светящейся стихией Рая. Здесь все сияет, мерцает. Духи, как искры, блестят вокруг Данте и Беатриче. Светом разгораются души блаженных. Красным огнем гнева пылает апостол Петр, упоминая об упадке церкви. В море света появляется Небесная роза.

Принцип построения сюжета и в последней части поэмы остается неизменяемым. Поэт и его проводник - сначала Беатриче, а потом философ-мистик Бернар Клервоский - странствуют потусторонним миром, ведя разговоры с душами, которые их встречают на своем пути. Этот мотив является одним из древнейших в литературе. Дорога всегда влекла человека. Именно здесь героя ожидали самые неожиданные встречи, невероятные приключения.

Немало нового познает в Раю и Данте. Однако взаимоотношения Поэта с окружением изменяются. В Аду между ними сохранялось полное равновесие. Герои здесь существовали и вне рассказчика. Именно их характеры, яркие, выразительно обрисованные, поражали нас больше всего. В Чистилище главное внимание отводится уже внутренне эмоциональному состоянию автора. Изображение его чувств, стремление очиститься от грехов, оправдать себя перед Беатриче представляет центр рассказа. В Раю автор в значительной мере теряет свою самостоятельность. Он словно придавлен грандиозностью того мира, который видит вокруг себя. Праведники поучают Поэта, открывая ему истины, непостижимые для человеческого ума. Апостол Петр, Яков и Иоанн проверяют, правильно ли усвоил он богословские добродетели: веру, надежду и любовь.

Все же любознательный ум Поэта не успокаивается и среди райских приманок. Царство триумфа Божества является для него и царством философии. Не случайно сам вопрос свободы человеческой воли, которая является ценнейшим божественным даром для человека, постоянно обсуждается на страницах поэмы. Как придирчивый ученик к учителю, обращается Данте с многочисленными вопросами к Беатриче и праведникам. Его интересует все: законы земного тяготения, пятна на Луне, природа света. Более всего, однако, стремится автор «Божественной комедии» постичь тайну отношений между человеком и Божеством, человеком и Вселенной. Целый синклит мыслителей появляется на страницах поэмы: Фома Аквинат, Петр Дамиан, Бернар Клервоский. Однако даже их ответы, кстати, кое-где уклончивые и туманные, часто не удовлетворяют Поэта. Нерешенным для него остается, например, вопрос справедливости осуждения человека, который прожил свою жизнь, не приобщившись к христианской церкви. О добродетельных язычниках Данте упоминал и в первых частях поэмы. Особого драматизма эта проблема приобретает, тем не менее, именно в последний ее части. Всю своя жизнь человек был добрым и честным. Никогда не слышала она о Христе. В чем же ее вина, что прожила без крещения и веры? Может ли осудить ее праведный судья? Наверное, никто до Данте еще не отваживался поставить этот вопрос с такой откровенностью. И божественный Орел отступает: человеку не дано понять справедливость Божьего приговора.

Данте же хочет понять, постичь непостижимое. Умеренность, пассивность никогда не были присущи Поэту. Как, между прочим, совсем не

всегда сохраняют благостность и святые праведники. И тогда вместо прохладного звездного небосвода перед нами вспыхивает горячее солнце Италии. Разгораются страсти, гневно звучат инвективы знаменитых теологов. Не гнушается острейшими выражениями Петр Дамиан, разоблачая алчность новых пасторов. Красным пламенем вспыхивает апостол Петр, основатель римского престола. От гнева он даже начинает запинаться, повторять слова. Друг за другом падают острые обвинения. Нынешние папы забыли о своих обязанностях перед паствой. Властолюбивые и алчные, разжигают они вражду между гвельфами и гибелинами, продают должности негодным прелатам. Особое пренебрежение у святого апостола вызывает папа Бонифаций VIII, которого так нетерпеливо ждут в восьмом круге Ада.

Не забытые и светские властители. В книгу пожизненной справедливости записаны все их действия. Не только родную поэту Италию, а и всю Европу, охватил вихрь кровавых страстей. Воюют за власть английский и шотландский короли, немецкий император Альбрехт, опустошив Чехию, от бедности страдают подданные короля Франции Филиппа Красивого. И снова звучит гневный голос Поэта. Звенит медью его слова. И уже перед нами - не христианский пророк, а римский трибун. Именно Римская империя, обездоленным потомком которой была современная поэту Италия, является для Данте образцом справедливого государства. Увлечение Древним Римом заставляет Поэта назвать, даже вопреки Священному писанию Бога избранным народом не иудеев, а римлян. Поэт снова торжествует над теологом. Данте переносит в Рай не только императора Траяна, спасенного молитвами папы Григория Великого, а и героя Виргилиевой «Энеиды» - справедливого троянца Рифея. Литературный персонаж, итак, является для автора «Божественной комедии» не менее реальным и достойным райского блаженства, чем светочи христианской теологии.

Данте остается собой и в лучах райского сияния. В созерцательном мире небесных сфер должны были бы исчезнуть все страсти, все боли земного человека. Однако Поэт не забывает ничего: ни любви, ни жажды земной славы Беатриче, ни Флоренции. Верность двум своим музам поэт сохраняет и в последней части поэмы. Ярчайше это ощущается в эпизоде разговора Данте со своим прапрадедом Каччагвидой, который в виде живого самоцвета появляется перед Поэтом на Марсовом небе. Внимательно слушает Данте рыцаря, ощущая себя Энеем, который почтительно прислушается к словам старика Анхиза.

(О. Б. Алексеенко «Божественная комедия» Данте).

Проверка выполненной задачи.

2. Устное опрашивание.

  • Сколько концентрических сфер в Раю? (9).