Творчество Ирвинга и переход от просвещения до романтизма

Творчество Ирвинга отображает характерные особенности переходного периода от Просвещения до романтизма. Известный как творец американской романтической новеллы и комического очерка, его перу принадлежат книги путешествий, а также биографии Дж. Вашингтона, X. Колумба, Магомета и английского писателя О. Голдсмита. Ирвинг получил признание как один из величайших американских юмористов, творец образов Никербокера и Рипа Ван Винкля. Ирвинг родился в семье зажиточного коммерсанта, который эмигрировал смолоду из Шотландии и принял в 1775 — 1882 годах участие в борьбе американцев за независимость.

Будущий писатель с детства увлекался чтением, проникся особым интересом к произведениям английских писателей, подвергся заметному влиянию Дж. Аддисона и Р. Стила. Его мало привлекала карьера адвоката, к которой он готовился по настоянию родителей, а осуществив свое первое путешествие по странам Европы, он вообще потерял к ней всякий интерес. Ирвинг побывал в Италии, Швейцарии, Франции и Голландии. В 1804—1806 годах жил в Англии. Вернувшись в Америку, он окончательно решил стать писателем. Первыми литературными попытками Ирвинга были очерки, которые он подписывал псевдонимом «Джонатан Олдстайл», подчеркивая уже самим звучанием избранного имени свою ориентацию на образцы английской прозы XVIII ст. В 1807—1808 годах совместно со своим братом Вильямом и писателем Дж. Полдингом Ирвинг издавал юмористический альманах «Салмагунди», который принес ему успех.

В этом альманахе (вышло 20 выпусков), само шутливое название которого вызвало улыбку (салмагунди — один из видов салата), публиковались очерки о жизни, обычаях и морали мещан, разнообразные юмористические зарисовки, заметки, смешные пародии на манер «светской хроники», «заметок путешественника», «писем моряка», «родственных воспоминаний». Опыт очеркиста и изобразителя быта Нью-Йорка, города, который в конце XVIII ст. был сравнительно небольшим голландским поселением, очень помог Ирвингу в последующей литературной деятельности — и при создании новелл, и при написании «Истории Нью-Йорка».

Три следующих десятилетия своей жизни он провел в имении, полностью посвятив себя литературной работе. Многолетние дружеские связи связывали Ирвинга с В.Скоттом и Ч.Диккенсом. Ирвинг был очень хорошо знаком с литературой европейских стран. Своеобразно отобразились в некоторых его произведениях мотивы творчества немецких романтиков, немало дало ему знакомство с историческими романами В.Скотта. Тем не менее, его творчество не лишено национальной самобытности.

Одним из первых в американской литературе Ирвинг обратился к фольклору. Темы и образы устного народного творчества индейских племен и колонистов из Англии, Франции, Голландии, которые осели на американской земле, соединились в его произведениях с отображением действительности современной писателю Америки. Место действия рассказов Ирвинга — берега Гудзона, склоны Аппалачей, американские прерии, Нью-Йорк, который расстраивается быстрыми темпами. События целого ряда произведений американского писателя происходят за границей США — в Испании, Англии. Характерные особенности новеллистики Ирвинга — любопытство и острота сюжета, объединение серьезного и смешного, романтической иронии с рационалистическим началом.

Сверхъестественное и сказочное логически объясняется. Ирвинг высмеивает то, что было «мистическим», иронизирует над «недосягаемым», «непостижимым», реалии быта объединяет с выдумкой, полет фантазии с умением воссоздать особенности местного колорита и национального характера. Соединив иллюзию с реальностью, Ирвинг в значительной мере определил пути развития американского романтизма, выступив предшественником Н. Готорна, Э. По, Мелвилла.

Одним из первых в американской литературе он обратился к теме конфликта мечты и действительности, решая ее в присущих ему тонах мягкой иронии. Демократизм взглядов писателя никогда не переходил в политический радикализм. «История Нью-Йорка» дает представление о раннем творчестве Ирвинга. Полное название этого произведения таково: «История Нью-Йорка от создания мира и до конца голландской династии, которая содержится среди многих удивительных и интересных материалов, необъяснимые размышления Вальтера Сомневающегося, гибельные проекты Вильяма Упрямого и рыцарские подвиги Питера Твердоголового — трех голландских губернаторов Нового Амстердама. Единственная достоверная история эпохи из всех, которые когда-нибудь были и будут опубликованы, написанная Дидрихом Никербокером».

В названии воспроизведена ироническая атмосфера рассказа о той поре Нью-Йорка, когда город, собственно, еще только превращался в поселение голландских колонистов. Рассказ ведется от лица выдуманного персонажа Никербокера и выдержан в стиле лукавой пародии на ученые трактаты, написанные в форме хроник. Передаются фарсовые ситуации, речь идет о морали обывателей Нового Амстердама (так назывался город при его учреждении), высмеивается тупость власти и хитрость ловких дельцов. Воспроизводится панорама патриархальной жизни, на которую наступают энергичные предприниматели. Не идеализируя старину, автор откровенен в своей антибуржуазной тенденции. Он смеется над простодушными и наивными чудаками, которые медленно думают и еще медленнее действуют.

Они так много спят и едят, что теряют способность двигаться в необходимом темпе. Мир Нового Амстердама изображен в тонах доброго юмора. Необычная художественная находка писателя - образ рассказчика Никербокера, имя которого стало нарицательным, чудаковатый и симпатичный человек подробно и с незаурядной фантазией рассказывает о милой его сердцу старине. Новым явлением в американской художественной прозе стала романтически-свободная форма чередования бытовых сцен, размышлений Никербокера и авторских отступлений, обращение к литературной мистификации, использованию новеллы, которая обрамляет рассказ. Одно из ключевых произведений Ирвинга — рассказ «Рип Ван Винкль». В истории героя этого рассказа фантастическая выдумка употребляется с изображением реальности.

Простой и добродушный Рип, который живет в селе, основанном первыми голландскими поселенцами на берегу Гудзона возле подножия Кастильських гор, заснул глубоким сном на склоне холма и проснулся аж через 20 лет. «Проснувшись, Рип увидел себя на том же зеленом холме», но все вокруг изменилось: «Село разрослось и стало многолюдным, вместо бывшей невозмутимости и сонного покоя во всем проступали деловитость, настойчивость, суетливость». Рип узнает о событиях, которые изменили вид родных ему мест: «Узнал он и о войне за независимость, и об освобождении от ярма Старой Англии, и, в конце концов, что сам он превратился из подчиненного короля Георга III в свободного гражданина Соединенных Штатов». Но такой человек, как Рип, не смог вписаться в «чужую» реальность. Другие люди воспринимали его «как живую летопись давних довоенных времен».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент