Родился Валерьян Петрович Подмогильный 2.02.1901 г. в с. Цапли на Днепропетровщине в крестьянской семье. Мальчик рано остался без отца. Матерью Валерьяна была необразованная крестьянка. После церковноприходской школы он смог закончить лишь училище.

В том же году поступил на математический факультет Екатеринославского университета, со временем перешел на факультет права. Он особенно увлекался историей, и это увлечение объяснял знакомством с Д. Яворницким. В. Подмогильный любил разговаривать с ним, бывал в музее, помогал ученому.

Много времени уделял самообразованию, изучал иностранные языки, друзья называли его «университетом на дому». Уже в 17 лет Подмогильный заявил себя целиком зрелым писателем. В 1919 году в Екатеринославском журнале «Сечь» в № 1, 2 появляются рассказ «Гайдамаки», «Старец», «Купол». А в 1920 г. выходит первый сборник его рассказов «Произведения, том І». «Та тоненькая книжечка, - пишет В. Шевчук, - в серой обложке и напечатанная на плохой бумаге может по праву считаться одной из интереснейших книжек... Здесь имеются свежесть письма, небудничность ситуаций, а слово дышит энергией и своеобразным «ароматом» - дебют, говорим, был многообещающий».

Из-за материальных трудностей юноша должен был бросить науку и искать учительский хлеб сперва в Екатеринославе и Павлограде, а потом в Ворзеле под Киевом.

Поэтическая минута

«Покинул Сичеслав и степные Цапли... Учительствовал в Ворзеле, между сосен, Где дух живиц, где долготелые осы, блеск сот в плотном тепле...

Художественный Киев. Тетради на столе. Изданий французских золотистые поленницы.

Переводы. Тупых проноз угрозы. Болевой след на белом крыле.

Поток бытия. Неб тревожных синька. В братском круге - Плужник и Косынка. Лексический лет - составление словарей. И враз - недоля. Холод Соловков,

Где мучилась человеческая душа большая, Хотя горный Дух надеждами горел.

Как напишет позднее Тамара Мороз-Стрелец, жена писателя Григория Косынки, репрессированного в 1934 г., Валерьян Подмогильный «не раз сетовал, что оставил эту профессию. Он с запалом рассказывал о своей работе, вспоминал учеников...».

Там, в Ворзеле, он встретит и свою судьбу: дочь местного священника Екатерина Червинская станет его женой и другом – на протяжении тех тринадцати лет, которые им отпущено быть вместе, и тогда, когда черная беда упадет на семью, - будут лететь ее тоскующие письма-исповеди к соловецким стенам...

Через два года В. Подмогильный восстанавливается в университете, но и тогда получить высшее образование ему не удалось - наверное, по тем же причинам.

В Киеве писатель работает в книжной палате, учительствует, со временем он - сотрудник издательства «Книгоспилка», дальше переходит на литературную работу. Недаром проблема хлеба является темой целого ряда произведений В. Подмогильного, так как автор на себе испытал материальные трудности, из-за которых не смог получить образование. Именно так - «Проблема хлеба» - автор назовет и свой наилучший сборник рассказов.

Уже первая книжка писателя «Произведения, том І», которая вышла в Екатеринославе в 1920 г., вызвала интерес, принудила заговорить о себе: актуальна и на сегодня рецензия «Поэт чар ночи» С. Ефремова (учителя В. Подмогильного), которая дает ключ к пониманию минорного восприятия жизни молодым автором: В. Подмогильный видит действительность такой, которой она есть на самом деле, он не хочет ее украшать, но вместе с тем и не становится равнодушным наблюдателем, а вбирает все в свою душу.

С. Ефремов (он выступил под псевдонимом В. Юноша) обращает внимание на оригинальность молодого писателя - она видится ему в том, что Подмогильный избрал нетипичную позицию - быть «на страже страдания», а не радости человеческой.

Это особенности таланта, повернуться к человеку и его боли, - то, что С. Ефремов назвал «чары ночи», - влечет к себе и других исследователей и читателей. «Что, скажем, - размышляет Р. Мовчан, - тоже крестьянин, ученик училища Юрий Яновский, ровесник Валерьяна Подмогильного, встретив октябрьскую революцию «широко открыт», увлечен... И почему юного Валерьяна в пору революционных бурь интересует душа человека одинокого, маленького, беспомощного, который в себе, а не в растревоженном, перепутанном мире ищет разгадок на вечные, «трудные вопросы» бытия?».

Имя В. Подмогильного со временем появляется на страницах сборников «Водоворот революции», «Октябрь» (1921), а через год выходит в Харькове его повесть «Остап Шаптала» в журнале «Пути Искусства», которую через год харьковское издательство «Всеукрлитком» выпустит отдельной книгой. В 1923 г. на страницах журнала «Новая община» появляется рассказ «Сын» - одно из наиболее впечатляющих в украинской литературе произведений о голоде. Ему судилась особая популярность: еще при жизни писателя рассказ переиздавался несколько раз. В 1923 г. В. Подмогильный издал его отдельной книгой, которая имеет лишь сорок страниц, чему, конечно, причиной отнюдь не творческий застой. Наоборот: он работает много и плодотворно. Но, как со временем сознается он сам, «условия для печати дома сложились для меня неблагоприятно», «официальные литературные круги проявили ко мне весьма неблагосклонное отношение, чтобы я мог думать об издании чего-то из своих произведений с их помощью». В том же таки 1923 г. он берется вместе с другим украинским писателем Г. Шкурупием за перевод статьи Льва Троцкого «Пролетарская культура и пролетарское искусство» для газеты «Большевик».

Второй сборник рассказов «Военный летун» (1924) В. Подмогильного появляется в Киеве. Позднее этот сборник будет дополнен новыми произведениями и выйдет под названием «Проблема хлеба». В 1926 г. отдельным изданием увидело мир произведение «Третья революция». Этой повестью, как справедливо отмечает В. Мельник, писатель «художественно заполняет ту страницу национальной истории, к которой не весьма охотно обращались в ту пору... не говоря о следующих временах. Так как это сложные отношения украинского села с городом вследствие недальновидной политики наших первых правительств в аграрном вопросе». Речь идет о трагедии крестьянства, обусловленную ускоренным переведением к коллективному хозяйствованию на земле,

когда на подавляющем большинстве помещичьих земель образовывались коммуны и совхозы. Крестьяне, которые жили мечтой о земле, пошатнулись в доверии к новой власти, выступили против нее. Это явление участники самих событий назвали «третьей революцией». В свое время повесть В. Подмогильного была воспринята как апологетика махновщины, автору предъявили обвинение в «фатальной изолированности от современности», «реакционном противопоставлении села и города», и это горькое обвинение путешествовало из книги в книгу.

На крестьянскую тематику в то время писали, кроме В. Подмогильного, Г. Косынка, Б. Антоненко-Давидович, И. Сенченко, Г. Ивченко. Все они каждый по-своему изображали трагедию народа, оторванного от земли, трагедию обостренных взаимоотношений города и села. В повести В. Подмогильного город становится знаковым местом, в котором сходятся все несправедливости: из него идут все приказы, именно туда, в город, «где жили дидычи», возились налоги, там звучал чужой язык и там «исчезал взлелеянный в степях хлеб». Писателя мучит проблема «село — город», но решение ее, как считает он, возможна, и именно устами своих героев он провозглашает мудрый выход, к которому при благоприятных обстоятельствах должны дорасти взаимоотношения села и города: «Человечество качается между дикарством и культурой. А их надо соединить, не противопоставить!».

Благодатным для В. Подмогильного было общение с друзьями по перу — членами литературной организации «Звено», которая позднее стала называться «Марсом» (Мастерская революционного слова), в которую входили такие талантливые писатели, как Е. Плужник, Г. Косынка, Б. Антоненко-Давидович, Т. Осьмачка, М. Галич. «В 1925 году в Киеве, — пишет сам В. Подмогильный, — я был членом литорганизации «Звено», а в 1926 году — в организации «Марс». С того времени я ни в каких литературных организациях не находился...».

20-те годы XX ст. в украинской культуре справедливо называют «красным Ренессансом». Это было время подъема и возрождения. Вопреки нуждам и злоключениям, разрухи и «проблеме хлеба» (есть у Подмогильного такой рассказ), литература, искусство начали

изобиловать пышным цветом. Переполненными были залы театров, выставки и вернисажи, литературные вечера, на которых происходили плодотворные дискуссии и споры. Внедрялись новые идеи, поиски и открытия имен, среди которых такие, как режиссер Лесь Курбас, художник Михаил Бойчук, поэт Евгений Плужник! Возникли десятки литературно-художественных группировок.