Не было человека в стране, который не знал бы стихотворения К. Симонова "Жди меня, и я вернусь..." (1941).

Его печатали во фронтовых газетах, отправляли друг другу в письмах с фронта и на фронт. Так после долгого перерыва ожил в те годы и получил широкое признание полузабытый жанр стихотворного послания, столь распространенный в поэзии пушкинского времени. Убедительным доказательством расцвета лирической поэзии военного времени являются ее успехи в песенном жанре. Подлинно всенародными стали "Песня смелых" и "Огонек", "Ой, туманы мои" и "Бьется в тесной печурке огонь", "Эх, дороги" и "В лесу прифронтовом" и др. Их пели в окопах и в залах, в землянках и в столицах.

Выразив свое время, эти песни стали его символом, его позывными. В гражданскую войну были широко известны "Окна РОСТа", агитационные плакаты, которые рисовал и подписывал В. Маяковский со своими товарищами. Его опыт был использован во время Великой Отечественной войны в "Окнах ТАСС".

Но и движение философской лирики в годы войны не приостановилось. По-прежнему волнуют поэтов вечные вопросы бытия, смысла жизни, сущности искусства, смерти и бессмертия.

  • В те дни исчез, отхлынул быт, и смело
  • В права свои вступило бытие, -

писала О.Берггольц, находившаяся в блокадном Ленинграде. В годы Великой Отечественной войны до высокого гражданского пафоса возвысился голос А.Ахматовой:

  • Мы знаем, что ныне лежит на весах
  • И что совершается ныне.
  • Час мужества пробил на наших часах,
  • И мужество нас не покинет...

Создавались также произведения крупных жанров - баллады и поэмы.

Скорбным, но и жизнеутверждающим гимном во славу Ленинграда, выдержавшего беспримерную блокаду, звучат страницы поэм О.Берггольц "Февральский дневник" (1942), "Ленинградская поэма" (1942). В то время работа над многими поэтическими произведениями начиналась именно так - с глубоких жизненных потрясений. Поэтическая фантазия, вымысел лишь помогали осмыслить, углубить, развернуть, изобразить факты, события, судьбы людей. Младший лейтенант В.

П. Антокольский пал смертью храбрых на полях сражений 6 июля 1942 г. В глубоко трагической поэме-эпитафии "Сын" (1943) его гибель оплакал отец - известный поэт П. Г.

Антокольский. Он построил свое произведение в форме монолога-исповеди.

Как реквием не только о сыне, но обо всех погибших на войне звучат заключительные строки поэмы:

  • Прощай, мое солнце. Прощай, моя совесть.
  • Прощай, моя молодость, милый сыночек.
  • Прощай. Поезда не приходят оттуда.
  • Прощай. Самолеты туда не летают.
  • Прощай. Никакого не сбудется чуда.
  • А сны только снятся нам. Снятся и тают.