Страшная фантастика в балладе разрешается в шутке, в мягкой улыбке самого поэта. Стиль баллады «Светлана» отличен цветовой гаммой. Людмила нарисована на фоне черной, видимо, летней ночи: она в темноте дубрав и лесов или на буграх, на равнинах, освещенных тусклым лунным светом. Баллада «Светлана» выдержана скорее в белом цвете, который побеждает страшную темноту ночи. Источник белого цвета в балладе - прежде всего снег, образ которого возник в первой строфе и сопутствует сюжетной линии до конца. Девушки, гадая, «пололи снег».

Светлане снится снег: «вьюга над санями», «метелица кругом», «снег валит клоками», кони, «снег взрывая», мчатся, а когда она проснулась, «снег на солнышке блестит», «на дороге снежный прах», «санки». От строфы к строфе переходит образ снега, наполняя балладу белизной. Она подкрепляется и образами «белого платка», используемого во время гадания, стола, покрытого белой скатертью, «белоснежного голубка» и даже «белого полотна», которым накрыт мертвец. Белый цвет (но, конечно, не савана, а снега - лейтмотивного образа) ассоциируется с именем героини: Светлана, светлая, а по народному, свет «белый». Белый цвет - символ чистоты и непорочности.

Второй, контрастный, цвет в балладе не черный (в ней только «черный вран»), а скорее темный: «темно в зеркале» (во время гадания), «темна даль» дороги, по которой мчатся кони, «одинокая, впотьмах», Светлана перед избушкой. Черный цвет страшной балладной ночи, ночи преступлений и наказаний, в этой балладе смягчен, высветлен.

Только баллада «Светлана» наполнена «огоньками» - еще одна особенность живописного рисунка поэта в знаменитом стихотворении. В нем - то светит огонек свечи, которую зажгла Светлана в полночь, начиная гадать, то появился свет в распахнувшихся дверях церкви, то есть  темноте «брезжит в поле огонек» из окон избушки, в страшной хижине горит свеча. Хотя свеча - церковный символ, но в балладе Жуковского эта символика имеет второстепенное значение (цель поэта - не обрисовать обряд, не ассоциировать душу Светланы с тающей свечой), для поэта важен чисто художественный, живописный эффект, и он оказывается романтическим: должно быть очень страшно в темной комнате, освещенной лишь свечой, жутко входить в одинокую, пустую хижину с отчего-то светящимся окном.

Специфический прием сочетания темноты со слабым светом, с какой-то яркой светящейся точкой поэт использует особенно романтично в сцене гадания: в темноте не только «пыхнул огонек» свечки, но и «Кто-то, чудилось, блестит - Яркими глазами...», а в страшной избушке - голубок «с светлыми глазами». Белый снег, темная ночь и яркие точки огоньков свечей или глаз - вот своеобразный романтический фон в балладе «Светлана».

Очарование баллады в образе юной, влюбленной Светланы. Ее страхи рассеялись, она ни в чем не повинна. Но поэт, верный своим этическим принципам, предупредил юное существо против порока самолюбия. Смирись, человек, и покорствуй провидению - вот позиция автора. Вера в провидение оборачивается верой в жизнь: «Здесь несчастье - лживый сон; Счастье - пробужденье».

В. Г. Белинский приходил к выводу, что «любовь играет главную роль в поэзии Жуковского», и одновременно критик отмечал, что поэт передавал в стихах не столько самое чувство, сколько «потребность, жажду любви, стремление к любви...». Баллады «Людмила» и «Светлана» выразили эту человеческую потребность.