Роман “Ничто” (Nada, 1944) Кармен Лафорет (Carmen Laforet)

В романе перекрещиваются две линии повествования. Одна — история юной Андреи, приезжающей вскоре после окончания гражданской войны учиться в местном университете; другая — рассказ о ее родственниках, в доме которых она поселилась. Сложные отношения любви-ненависти, существующие между Ангустиас и ее братьями Хуаном и Рамоном, между Хуаном и его женой Глорией, и связывают и одновременно отталкивают всех их друг от друга. По своему характеру они вполне соответствуют экзистенциалистским представлениям об абсолютном одиночестве человека, об иллюзорности родственных связей, дружбы и любви как средстве преодоления отчужденности друг от друга.

Но и здесь, как и в романах Селы, за метафизическими покровами легко просматриваются реальность послевоенной Барселоны, нищета, полуголодное существование ее обитателей, физические и духовные раны, которые нанесла людям война. И эта реальность оказывается страшнее всяких ужасов тремендизма. К сожалению, в своем дальнейшем творчестве, быть может за исключением романа "Остров и демоны" (La isla у los demonios, 1952), К. Лафорет ни разу не приблизилась к пониманию повседневной трагедии будничной жизни Испании, какое она обнаружила в романе "Ничто". Мрачная, пессимистическая, но трезвая оценка современности в ее последующих произведениях сменится выражением надежды на благостные перемены, но единственным фундаментом, на котором возможно возводить это здание счастливого будущего, она объявит религию.

Каковы бы ни были изгибы дальнейшего творческого пути Селы и Лафорет, их ранние произведения остались в истории испанской литературы как первые свидетельства протеста против несправедливого общественного порядка, который воцарился в стране.

Влияние тремендизма испытали на себе и писатели, начавшие литературное творчество на рубеже 50-х годов. Но очень скоро они пошли по иному пути.

К этому времени в экономической жизни страны произошли существенные сдвиги. Правительство Франко было вынуждено отказаться от прежней политики экономического обособления Испании от всего мира. Были широко открыты границы иностранному капиталу, облегчены возможности для въезда туристов, разрешена эмиграция безработных в страны, нуждавшиеся в рабочей силе.

Иностранные капиталовложения, туристический бизнес и поступление валюты от эмигрировавших за рубеж рабочих создали финансовую базу для индустриализации страны. За десятилетие до 1970 г. промышленное производство Испании выросло более чем вдвое. Обогатив правящую клику и вызвав некоторое повышение жизненного уровня населения, это "экономическое чудо" — превращение испанского общества в "общество потребления" — имело важные социальные последствия. Антифранкистское движение приобретает в эти годы все более широкий размах и качественно новый характер. Призыв компартии к "национальному согласию" всех враждебных диктатуре сил получил отклик в самых разных слоях общества: в оппозицию к господствующему режиму стали не только трудящиеся, но и широкие круги интеллигенции, а также многие представители католического духовенства.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент