Исчерпывающее решение дали   художники-реалисты.   Пушкин был первым среди них. .   Его Онегин (как и ряд других героев романа) действительно развивается. Пушкин исходил из убеждения в том, что человек не может остаться неизменным, даже если окружающая среда оказалась застывшей. Сюжет в романе обездвижен; в нем происходит постоянный круговорот одних и тех же ситуаций. Сцена за сценой вечно повторяются. А этот бег на месте и есть признак общей неподвижности, неизменности, застылости социальной среды. Онегин сначала приспосабливался, чтобы стать таким, как все. Затем стихийно возмущается, обособляется от света, противопоставляет себя всем. И наконец, оказывается лишним, т. е. выпадает из системы взаимоотношений в светском обществе. Переходя от роли к роли, он сам, пожалуй, не задумывается над тем, что означает этот процесс - падение личности или, напротив, ее восходящее развитие. Он лишь смутно сознает, что постепенно выходит из-под власти света, что ему в какой-то мере становится вольнее жить, хотя и скучнее.

Не так обстоит дело с читателем. С характером Онегина он знакомится не сам, а с помощью автора. Все ситуации романа предстают в изложении автора и с его комментариями. Все сдвиги в судьбе и в душе Онегина сопровождаются авторскими оценками. Автор стоит посредником между эпохой с ее героями и проблемами, с одной стороны, а с другой - читателем. И от его позиции в значительной мере зависит наше отношение к изображаемому. На протяжении романа «Евгений Онегин» автор успел заручиться нашим расположением, доверием и любовью. И потому можно сказать, что читатель, руководимый автором, постепенно уясняет себе направленность движения Онегина от одних ролей к другим. Прежде всего уясняется незаурядность натуры Онегина, природные дарования его и накопленный им опыт общения в свете. И тогда начинает складываться и крепнуть мнение о том, что это движение Онегина - не постепенное оскудевание души героя, не падение личности. Разумеется, он испытывает чувство опустошенности. Но чем? Что именно вызывает это чувство - вместе со стихийной неприязнью?

Это светская праздная жизнь вызвала у Онегина такое сложное чувство. И отталкивание от нее вряд ли следует оценивать как регресс, как падение. Напротив, все это сложное, противоречивое движение (подчас зигзагами) движение Онегина к свободе от власти света должно рассматриваться не просто как усложнение, но и как обогащение личности, как выражение духовного роста человека. Становясь лишним человеком, он, несомненно, поднимается над уровнем определенной части дворянского общества. Сомнений на этот счет нет, хотя и возникают некоторые оговорки. Так, известно, что любые приобретения даются ценой утрат. И нельзя приобрести свободу, даже такую ограниченную, какой добился Онегин, не рассчитавшись сполна за нее.

Что же утратил Онегин? Юношескую непосредственность, молодой задор, былую энергию, полноту сил,, увлеченность, с которой он хватался за новые роли. «Рано чувства в нем остыли»,- отметил Пушкин. Таковы утраты.

А каковы приобретения - кроме иллюзорной свободы? Онегин приобрел зрелость мысли, проницательность, трезвость в оценке собственного поведения, умение следовать нравственным велениям. В известной мере он раскрепостил себя от гнета светских обычаев и мнений, обособился от блестящей, лощеной и безнравственной толпы дворян. Он приобрел уверенность в собственной правоте. По крайней мере, в правоте мнений насчет света. Следовательно, он поднялся над дворянским обществом - как столичным, так |т провинциальным. Поднялся в духовном плане: он осознал идейное, культурное и нравственное его убожество.

Итак, в конечном счете мы должны сделать вывод: характер Онегина в романе предстал в развитии. И главным способом изображения этого процесса развития оказался не рассказ автора, а показ ролей,  исполняемых Онегиным. Большинство из них - в прошлом, в предыстории, до начала сюжетного действия. Но без такой предыстории вряд ли можно было показать самое главное в развитии характера - его направленность. Когда же эта направленность развития Онегина уже обозначилась, тогда герой романа получил ту видимую независимость от автора, которая нередко удивляла Пушкина. Онегин так и не пошел к декабристам, а Татьяна взяла и вышла замуж; более тог^о, она стала принципиально верной женой в этом неверном свете и отказала человеку, которого любила и продолжает любить.

  • - Чудеса! - может воскликнуть иной читатель. Разве создатель не в состоянии заставить свое создание поступить так, как он хочет?

Приказать-то может, но он вынужден считаться с логикой движения личности; иначе, пожалуй, приказ окажется неразумным и обнаружатся нити, на которых повели, как марионетку, героя. Итак, основные роли Онегина перечислены и уяснены, а с ними раскрыты основные, наиболее существенные грани его характера. Оттенки в характере героя и новые стороны содержания романа можно показать лишь под иным углом зрения, если взять образ Онегина в системе образов всего романа.