Рафаэль Гарсиа Маркес - колумбийский писатель и публицист, Нобелевский лауреат (1982), один из ярчайший представителей «магического реализма». В своем творчестве выразил дух культуры Южной Америки, вскрыв самобытные представления о мире его жителях, воссоздал «поэзию будней», какой она возникала в сознании латиноамериканцев. Высочайшую литературную премию писателю присудили  «за романы и рассказ, в которых фантастические и реалистические элементы объединены ради создания щедрого мысленного мира, в котором отражена жизнь и разногласия латиноамериканского континента».

Рассказ «Очень старый человек с  огромными крыльями» рассказывает о появлении в небольшом рыболовецком поселке ангела. Он имел вид очень старого мужчины с огромными крыльями. «На нем была нищенская одежда. Несколько пучков неопределенного цвета волос прилипло к голому черепу, во рту почти не осталось зубов, и во всей его осанке не было никакого величия». Пелайо с Елисендой, в усадьбе которых оказался ангел, на ночь закрыли его в курятнике. Соседка, «которая знала все об этом и о том мире», высказала допущение, что ангела прислали за ребенком Пелайо, которая в настоящее время болела. И когда «на следующий день ребенок проснулся и попросил есть, жар у нее спал», то обвинение в том, что его появление связано с бедствием, отпала. В скором времени жители поселка толпились перед курятником. «Они таращились на ангела без любого душевного трепета и просовывали в дырки проволочной сетки кусочки хлеба, будто это было животное из зоопарка, а не небесное создание». Люди испытывали удивление не от появления ангела, а от его внешнего вида.

На пленного ангела шли смотреть из всех концов. Неизлечимо больные требовали от него чудесного исцеления. Елисенды «пришло в голову огородить его забором и за вход брать пять сентаво с каждого, кто захочет посмотреть на ангела». И Палайо с Елисендой заработали на нем немалую сумму денег, «менее чем за неделю они заполнили медяками все сосуды, которые имели в доме, а очереди желающих посмотреть на живого ангела не видно было конца». За полученные деньги супруги перестроили свой дом: сделали его двухэтажным, с балконом, заложили садик, на, окна поставили железный играть, чтобы не залетали ангелы. Единое, что хозяева оставили без перемен, то это курятник, в котором продолжал жить ангел; правда, иногда они мыли его с хлоркой и обкуривали внутри, чтобы избавиться от острого запаха куриного помета, который стоял во всех закоулках.

Насмотревшись на ангела, люди переключили свое внимание на новое зрелище, которое появилось к тому времени в поселке, - женщину-паука, которая прибыла с ярмарочным аттракционом.

Еще несколько лет ангел жил в усадьбе Пелайо. Старый курятник развалился, и беспомощному ангелу не было куда деваться. Он слонялся двором, истаптывал голод, заходил в спальню, откуда его выгоняли веником, и он мигом оказывался на кухне; казалось, что ангел имеет способность раздваиваться и находиться одновременно в нескольких местах. «Елисенда в отчаянии плакала и плакалась, что ей уже не под силу жить в этом пекле, полном ангелов». Последнюю зиму он тяжело болел, и все же таки выздоровел и одного весеннего дня поднялся в небо и исчез над морским горизонтом.

Это же зачем он прилетал и почему улетел?

Божий посланец старался напомнить людям, что не может все в их жизни сводиться лишь к материальным ценностям, к выгоде, что в жизни человека должны происходить и что-то необыкновенное. Об этом свидетельствуют и дива, созданные ангелом, что жители селения восприняли, как насмешки; «слепой старикан, который приволочился издали в поисках исцеление, зрения не приобрел, зато у него выросли три новых зуба. Паралитик так и не встал на ноги, но едва не выиграл в лотерею, а у прокаженного проросли из язв соняхи».

Жестокие, меркантильные, бездуховные люди, которые запирают чудо в курятнике, не заслуживают  чудо, и потому ангел бросает землю и отправляется к небу - вечному и справедливому. Финал рассказа воспринимается как предостережение: от людей, что живут без любви, без сочувствия, без поэзии, отворачиваются ангелы, и такая цивилизация обречена на гибель.