Петр Первый у Пушкина

Его человеческое величие проявлялось в патриотическом служении родине, в понимании и осуществлении исторической необходимости. Оттого поэма «Медный всадник» начинается кратким, но знаменательным описанием Петра в один из высоких и творческих моментов его жизни, когда рождался гениальный замысел создания города «на берегу пустынных волн» Невы. Петр у Пушкина деятель, который угадывает потенциальные силы нации и направляет их па решение громадных задач. Решение этих задач и вывело Россию на новый путь, открыло в жизни русской нации новый этап. Эту пушкинскую мысль отлично понял Белинский: «Петра тесно связывало с Россиею обоим им родное и ничем непобедимое чувство своего великого призвания в будущем. Петр страстно любил эту Русь, которой сам он был представителем. . .» Оттого Пушкин думу Петра выразил с помощью местоимений во множественном числе: «Отсель грозить мы будем шведу», «Природой здесь нам суждено», «Все флаги в гости будут к нам...» Это говорит не царь-деспот, но умный и наделенный железной волей вождь нации. И движет им идея блага отечества, а не «сатанинский» произвол.

Мрачные краски в описании Петербурга определялись убеждениями Мицкевича — Петр построил «Себе столицу, но не людям город». Политическая концепция реа-лизовывалась отчасти и в метафоре мороза, стужи, сковавших русскую столицу. Зимний пейзаж оказывается господствующим. Даже описывая наводнение 1824 года в стихотворении «Олешкевич», поэт, отступая от истины, говорит о лютом морозе, снеге и т. д. Пушкин в примечаниях к «Медному всаднику» указывал, что «описание польского поэта не точно. Снегу не было, Нева не была покрыта льдом». Но политические взгляды были дороже истины. Вот стихи, о которых помнил Пушкин, когда описывал в своей поэме Петербург:

  • Все улицы ведут вас по прямой,
  • Все мрачны, словно горные теснины
  • От стужи здесь не ходят, а бегут.
  • Охоты нет взглянуть, остановиться,
  • Зажмурены глаза, бледнеют лица,
  • Дрожат, стучат зубами, руки трут
  • Береговой гранит вздымался хмуро,
  • Как скалы в Альпах
  • Решеткой дома, как зверей, оградили

Пушкин начинает с рассказа о Петербурге белых ночей. Прекрасны не только его архитектура, Нева — поэтична сама природа, которая, как и город, созданный людьми и для людей, благоприятствует творчеству, жизни.(При этом Пушкин отказывается от бесстрастных пейзажных описаний и открыто выражает свое чувство восхищения великим городом России. И это чувство, определяя все краски рисуемой картины, подчеркнуто анафорой «Люблю...»

  • Люблю тебя, Петра творенье,
  • Люблю твой строгий, стройный вид,
  • Невы державное теченье,
  • Береговой ее гранит,          
  • Твоих оград узор чугунный
  • Твоих задумчивых ночей
  • Прозрачный сумрак, блеск безлунный,
  • Когда я в комнате моей
  • Пишу, читаю без лампады

Этому предвзятому, тенденциозному, описанию Пушкин противопоставляет исторический взгляд на Марсово поле. Именно здесь, в столице, на Марсовом поле «победу над врагом Россия снова торжествует...» В этих словах явственно слышится напоминание о славной победе, одержанной русским народом в Отечественной войне 1812 года. Память о ней постоянно жила в сознании Пушкина. Стихам Мицкевича, в которых завоевательная политика царизма отождествлялась с народной Россией, Пушкин противопоставлял исторический факт: русская армия, разгромившая полчища Наполеона, не только изгнала его со своей земли, но и принесла свободу Европе.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент