Переводить Мицкевича начинают уже в 30-е годы XIX ст. сначала в России и Украине, а потом в Чехии, Сербии, Словакии и в других странах. На русский язык «Крымские сонеты» переводили П. Вяземский, И. Дмитриев, И. Козлов, М. Лермонтов, А. Фет, А. Майков, И. Бунин, П. Антокольский, В. Левик. К другим произведениям обращались А. Пушкин, К. Рылеев, Н. Гоголь и др.

Украинский писатель П. Гулак-Артемовский стоял возле истоков перевода произведений Мицкевича в Украине. Вслед за ним «Крымские сонеты» переводят О. Шпигоцкий и Л. Боровиковский. Наилучшие переводы крымского цикла принадлежат М. Рыльскому, Борису Тену и Н. Зерову.

Но не только «Крымские сонеты» привлекали украинских поэтов-переводчиков.

Почти вся лирика Мицкевича переведена на украинский язык. Среди тех, кто особенно много сделал для ознакомления украинского читателя с художественным заделом Мицкевича, такие мастера перевода, как М. Костомаров, И. Франко, Леся Украинка, П. Кулиш, М. Бажан, И. Шест, Л. Первомайский, М. Терещенко и др. Над переводами лирических стихов Мицкевича работало много украинских поэтов: А. Малышко, О. Жолдак и В. Струтинский, М. Шеремет, М. Загар, В. Швец и много других.

Много переводил Мицкевича Л. Боровиковский, интерес которого возник на основании увлечения произведениями польского поэта в России, созвучности его творчества с русской романтической литературой, под влиянием которой зарождались новые творческие вкусы на Украине. Свою работу над переводами польских писателей Л. Боровиковский расценивал как одно из средств расширения горизонтов украинской литературы.

В переписке Л. Боровиковского есть много свидетельств о том, что он усиленно штудировал произведения Мицкевича.

Так, из письма И. Срезневскому от 24. IX. 1834 г. узнаем, кроме «Черта-фа-черта», напечатанного в «Вестнике Европы» в 1830 году, Боровиковский перевел на украинский язык отрывок из «Конрада Валленрода («Вилия»), девять сонетов («К Пслу, «Развалу замка», «Морская тишина», «Байдары», «Аюдаг», «Могилы гарема», «Алушта днем», «Акерманские степи», «Чатырдаг»), а также стих «Новый год». В письме Максимовичу есть упоминание о переводе на русский язык «Крымских сонетов» Мицкевича. Тем не менее, к нам дошли только переводы «Фариса» и всех восемнадцати «Крымских сонетов» на русский язык.

Франко писал:

«С улыбкой читаем ныне подобные предположения о таких жемчужинах всемирной поэзии, как «Крымские сонеты», а все же кажется нам, что такие и подобные им слова мы слышали где-то недавно и не раз... из уст наших современных близких и живых арбитров; мы слышали, как они теми самыми словами называют каждое новое направление в поэзии, литературе и в общественной жизни, и еще дополнением таких терминов, как «преступный», «вражеский родине» или даже «вражеский цесарю и государству...». Верим этим новым звездам, которые ведут нас в будущее, и помним, что и в наше время так бывало и после нас, наверное, так будет, что сытая рутина называет преступлением и сумасшествием все то, чего она не понимает, или только нарушает ее покой и подстрекает ее уважение».

Для переводчиков Мицкевича нелегкими были и ритмико-интонационные и образно-стилистические особенности оригиналов, и воспроизведение, возможно только Мицкевичу присущ какой-то младенчески нежный рассказ, и воспроизведение могущественной, благородной ненависти поэта.

Творчество Мицкевича оказало заметное влияние на развитие украинского романтизма. Особенно уважал польского поэта Т. Шевченко, который был хорошо знаком с его произведениями, находя в них много близкого собственным свободолюбивым идеям и романтическим порывам. Произведения Мицкевича вдохновляли и неоромантиков, и поэтов-неоклассиков, они продолжают волновать и современных поэтов.