Песни лились за песнями... Все меньше в них становилось романтического тумана. Если и появлялась старина, то она перекликалась с современностью. А главное - эти песни дышали привлекательностью и непосредственностью жизни. В них были не мертвые, выдуманные голубые цветки, не мистические фантазии, а настоящие цветы на настоящих полях, не сказочные принцессы, которые целуют мертвецов, а живые и простые немецкие девушки, которые с радостью отвечают на поцелуи...

Д. Заславский

Герой этого лирического романа - человек с богатой душевной жизнью, увлеченный, способный отдаться страсти, но вместе с тем лишенный непосредственности и наивности, он умеет анализировать свои чувства. Мы догадываемся о его «общественном состоянии»: он - поэт, который пренебрегает обывателями... А кто же она? Ее образ менее ощутим. Читателю тяжело вообразить себе даже ее внешность, хотя об этом, казалось бы, говорится много. Но щечки, подобные розам, глаза, как фиалки, лилейные ручки, белокурая головка - все эти черты настолько условные, что не создают живого образа. Ее внутреннее очертание еще менее определенное - она неверная любимая - вот что только можно сказать о ней. Поэт целиком сосредоточен на себе, на своих переживаниях, и ей в его стихах словно не хватает места рядом с ним.

С. Гиждеу

Драма любви возникает на страницах книги в разнообразных стилевых воплощениях: драматически-романтическом, трагически саркастическом, иронически-будничном...

Душу героя разрывают противоречивые чувства. Он покорно повинуется своей судьбе и неистово против нее бунтует. Способен целовать ступени, по которым ходили ноги любимой, и выливает на нее гневные укоры. Ищет забвения в любви к другой и стремится смерти. Ему кажется, что он уже освободился от своих продолжительных мучений, и вместе с тем усматривает в них мучительное наслаждение. Смеется над собственными страданиями и убежден, что всегда любил и во веки веков будет любить ее, единственную...

Поэзия Гейне благодарна народной песне задушевностью, лиризмом, искренностью, прозрачностью формы, простотой лексики и стилистики, непосредственностью и естественностью. Гейне прибегает к таким художественным средствам фольклора, как параллелизм, синтаксические и лексические повторы словосочетаний, смысловые, образные, словесные контрасты и антитезы. Широко пользуется «неравным» интонационным стихом, близким к живому разговорному языку, утверждая в немецкой поэзии присущий народной песне так называемый дольник, или паузник. Обогащает немецкую поэзию как мастер звонкой рифмы, аллитерации, внутренних рифм, смешных рифм, игры слов, музыкальной звукописи... Как в народном творчестве и у романтиков, природа у Гейне выступает одухотворенной, наделенной человеческими чувствами и тем самым помогает раскрывать содержание книги.

Н. Матузова.