Двадцать пятого апреля 1816 года Байрон со своим верным слугой Флетчером и врачом Полидоре взошел на корабль, который отплывал в бельгийский порт Остенде. Это было последнее путешествие Байрона, в Англию он больше никогда не вернулся.

В Остенде его путь лежал через Брюссель, Ватерлоо, в Женеву. Впечатления от этого путешествия были воспроизведены в третьей песне «Паломничества Чайльд-Гарольда». Устроившись на тихой вилле Диодити на берегу Женевского озера, он встретился здесь с другим великим английским поэтом изгнанником - Шелли. В биографическом плане полугодичное пребывание Байрона в Швейцарии можно рассматривать как душевную передышку в бурной, насыщенной борьбой и страстями жизни поэта. Он продолжал работу над «Паломничеством Чайльд-Гарольда», начал писать драматическую поэму «Манфред», создал поэму «Шильонский узник», хорошо знакомую нам в переводе В. А. Жуковского. В последней поэме Байрон поэтически воскресил образ великого гражданина Швейцарии Франсуа де Боливара (1493-1570), который за вооруженное восстание против герцога Савойского был заключен в Шильонском замке на берегу Женевского озера; пасмурный вид подземелий этого замка поразил воображение поэта.

В драматической поэме «Манфред», начатой в Женеве и законченной в следующем году в Италии, Байрон осуществил новый эксперимент в жанре романтической поэмы: соединил структурные особенности поэмы и драмы. Здесь имеются уже не только монологи, но и диалоги Манфреда с персонажами, которые появляются неожиданно-фантастическими и реальными. Из этих диалогов выясняется, что весь человеческий род, по мнению героя, не имеет ни единой ценности. Люди его не интересуют, так как его ...печали, радости и страсти

  • Им были непонятны.
  • Я с презреньем
  • Взирал на жалкий облик человека...

В общем, перед нами все тот же неудовлетворенный собой и людьми байроновский герой, который поднимается над массой обычных лиц - человеческой толпой. Он одинокий, даже власть над силами природы и знания, полученные благодаря неутомимой работе, становятся ему ненужные.

Другое трактование романтического героя намечено в стихе «Прометей», также написанного в Женеве. Новаторство Байрона в поэтической интерпретации героя известного древнегреческого мифа заключается в том, что он рассматривает Прометея в контексте обобщенного тираноборского подвига, его всемирно-исторического значения:

  • Но в том, что не смирился ты,
  • - Пример для всех людских сердец;
  • В том, чем была твоя свобода,
  • Сокрыт величья образец
  • Для человеческого рода!
  • (Перевод В. Луговского).

Античный герой становится образцом для человека любой эпохи, тем самым находя новую жизнь, будучи стимулом вольнолюбия и тираноборства.

Осенью 1816 года Байрон выехал из Женевы и после непродолжительного пребывания в Милане устроился в Венеции.

Здесь он завершает драматическую поэму «Манфред», в июне-июле 1817 года пишет четвертую, заключительную песню «Паломничества Чайльд-Гарольда», поэму «Беппо», создает первую (из задуманных двадцати четырех) песню поэмы «Дон Жуан».

В апреле 1819 года Байрон познакомился с Терезой Гвиччиоли, которую полюбил страстно, преданно и самозабвенно. Но девятнадцатилетняя красавица-графиня уже состояла в браке, и влюбленным пришлось израсходовать немало усилий, чтобы в сентябре 1821 года добиться развода. Тереза была прекрасно воспитанная и просвещенная, владела тонким эстетичным вкусом, интересовалась литературой, очень высоко ценила творчество своего избранника. Мятущийся творческий дух Байрона нашел в конце концов сочувственное понимание, а вместе с ним - гармонию и целеустремленность.

«Я не хотел бы больше любить и не надеялся быть любимым,- писал он в одном из писем к Терезе.- Ты принудила перечеркнуть все эти решения: я теперь весь твой... До сих пор.., моя любовь была несчастьем для тех, кого я любил,- и для меня самого... Каким бы не был конец, я вечно буду лишь твоим».

Тереза разделяла свободолюбивые взгляды поэта. Именно из-за нее и ее брата Пьетро Гамба Байрон вошел в тайную организацию итальянских карбонариев, борцов за освобождение своей родины от австрийского господства.

Карбонарии - букв.: угольщики; члены тайного общества в Италии XIX столетия. Принятый в них ритуал выжигания древесного угля символизировал духовное очищение человека.

В декабре 1819 года Байрон переехал из Венеции в Равенну, ближе к центру движения карбонариев. При участии поэта была создана подпольная организация карбонариев в Болонье (на севере Италии). Однако тайные организации повстанцев были разъединенные, и когда в начале 1820 года, после успешного восстания карбонариев в Неаполе и введения конституции, победа казалась близкой, эта разобщенность привела к тому, что отдельные костры восстания к весне следующего года были придушены австрийскими войсками, которые пришли с севера. Поэт болезненно воспринял поражение итальянских карбонариев: драматические произведения этого времени на исторические и библейские темы («Марина Фальнро, дож венецианский», «Сарданапал», «Каин») написанные мрачными красками и преисполнены трагических сюжетов.

В 1821 году началось восстание греков за освобождение своей страны из-под турецкого господства. Разрозненные отряды греческих патриотов начали объединяться, провозгласив своей целью освобождение территории всей страны. К событиям в Греции было привлечено внимание передовой общественности всего континента. В России и во Франции формировались отряды волонтеров для отправки в Грецию. Показательно, что и у А. С. Пушкина, который находился в это время в ссылке в Кишиневе, возникло намерение отправиться в Грецию для участия в освободительной борьбе свободолюбивого греческого народа. В январе 1823 года в Лондоне был образован Греческий комитет, в состав которого вошли несколько членов английского парламента, в том числе и Байрон, который выделил на потребности греческих патриотов немалые личные средства. Известно, что за его деньги были закуплены суда и вооружение для всего греческого флота. Несмотря на это, поэт считал необходимым принять непосредственное участие в борьбе за свободу греков.

В июле 1823 года Байрон вместе с братом Терезы Гвиччиоли Пьетро Гамба отправился на борту парусника «Геркулес» из Венеции на греческий остров Кефалония. Здесь он как представитель лондонского Греческого комитета несколько месяцев занимался доставкой и распределением оружия для повстанцев. Именно здесь был написан стих «Из дневника в Кефалонии», известный в переводе Александра Блока:

  • Встревожен мертвых сон,- могу ли спать?
  • Тираны давят мир,- я ль уступлю?
  • Созрела жатва,- мне ли медлить жать?
  • На ложе,- колкий терн; я не дремлю;
  • В моих ушах, что день, поет труба,
  • Ей вторит сердце...

В январе 1824 года поэт попадает в один из центров повстанческого движения -- Миссолонгу, город в западной части материковой Греции. Здесь Байрон берется за объединение и организацию повстанческих войск, проявив при этом незаурядные способности и талант полководца. Руководитель восстания в этом районе Греции Маврокордато присвоил Байрону звание главнокомандующего военными силами греков. Объединение разрозненных отрядов повстанцев стало главным делом Байрона: ему он отдавал все свои силы, понимая, что только единение борцов за волю может привести к победе. Однако на этом пути было множество препятствий. Например, враги распространили слухи, будто бы Маврокордато стремится продать Грецию Англии, а Байрон - переодетый турок. Все это тормозило развертывание полномасштабных боевых действий против турок, приводило поэта в отчаяние, которое воспроизведено, например, в стихе «В день, когда мне исполнилось тридцать шесть лет». В нем ощутимо и предчувствие смерти. Байрон страдал в это время от недугов, которые заострились: участились приступы эпилепсии, очень мучила болезнь печени, к весне появилось новое тяжелое заболевание - малярия. Смерть наступила 19 апреля 1824 года. По приказу Маврокордато был объявлен национальный траур, который длился 21 день. Тело поэта было доставлено в Англию и похоронено в церкви Хекнелл Торкард близ замка Ньюстед.