Цель:   дать общую характеристику развития украинской прозы 20-х годов ХХ ст., ее представителей; ознакомить учеников с жизненным и творческим путем Николая Волнового, раскрыть его роль в литературной жизни 1920-х годов; развивать навыки работы с литературой, умение анализировать и обобщать факты; воспитывать у учеников активную жизненную позицию, интерес к творчеству Н. Волнового.

Тип урока:     усвоение новых знаний.

Оборудование: выставка произведений писателей-прозаиков 20-х годов ХХ ст., мультимедийное дополнение о жизненном и творческом пути Н. Волнового, портрет художника.

Украина кипела, как огромный котел на непрестанном неистовом огне, и в этом котле варились мысли и чувства, заново превращались мировоззрения, удивительно изменялись люди.

Тем-то литературные явления этой эпохи представляют чрезвычайно пеструю картину.

О. Билецкий.

Ход урока.

Мотивация учебной деятельности. Объявление темы и цели урока.

Восприятие и усвоение учебного материала.

1. Вступительное слово.

История развития украинской литературы имела такой же чрезвычайно сложный, самобытный путь, как история страны в целом. Литература сохраняет и передает общенациональные, общечеловеческие ценности от поколения к поколению, обогащает наш внутренний мир, воспитывает эстетичный вкус, развивает интеллект, кругозор. Украинцам есть чем гордиться, ведь литература в течение столетий доказала свою уникальность, так как вопреки всем гонениям и неблагоприятным историческим условиям продолжала развиваться, постоянно отстаивая свое право на существование. Сегодня, когда наше государство является независимым, мы имеем возможность свободно знакомиться с произведениями поэтов и писателей, которые ценой собственной жизни отстаивали когда-то свое право на творчество. Их биографии являются яркой иллюстрацией тех сложных и трагических для Украины времен.

2. Сообщение учеников.

1          Сообщение.

ХХ столетие для украинской литературы - очень плодотворная пора, которая дала нашей культуре много талантливых художников и гениальных произведений. Художественные поиски целой плеяды молодых прозаиков хотя и находятся на разных полюсах идейно-эстетичных вкусов литературы 20-х гг., однако объединяются на основе характерных для этой эпохи принципов изображения человека и мира в ведущих произведениях. В пределах импрессионизма, интеллектуального реализма, неоромантизма Г. Михайличенко, Н. Волновой, Г. Ивченко, В. Подмогильный моделируют сложную внутреннюю драму лица с расколотым сознанием, воссоздают динамику внутренних изменений «я» героя. Общими эстетично-стилевыми основами творчества прозаиков 20-х годов ХХ ст. стала концепция человека новой эпохи, которая ощущение одиночества и ненужности объединяла с «активным романтизмом» витаистичной влюбленности в бытие вообще и будущее в частности. Понятие «возрождение и становление» является основным в этической модели героев эпохи революции и гражданской войны, которая отображает и романтическое самоутверждение персонажа в новых общественных реалиях, и трагизм его оторванности от универсальных первооснов бытия.

2          Сообщение.

Малые прозаические формы демонстрировали широкий спектр стилевых манер, хотя в первые годы преобладают экспрессивность (Н. Волновой, И. Днепровский, И. Сенченко), элементы импрессионизма (Г. Ивченко, Г. Косынка, отчасти В. Подмогильный), орнаментальность в оформлении психологической новеллы (Н. Волновой, А. Головко, Г. Косынка, П. Панч, О. Копиленко). Появляются рассказы с философской окраской (В. Подмогильный, А. Любченко), обозначенные романтикой духовного аристократизма (Ю. Яновский): интересные эксперименты в прозе делают футуристы. Популярными жанрами становятся очерк (О. Марьямов, М. Йоганес), фельетон (Остап Вишня, со временем Ю. Овод). Ряд авторов эволюционирует к традиционному реализму (П. Панч, А. Головко, К. Гордиенко). Авторы ведут поиски основательных сюжетов, поскольку лирическая раскованность воспринимается как расхлябанность и недостаток организации материала. Ощущается потребность в более широких полотнах.

Выдающуюся роль в становлении и развитии прозы сыграет повесть. Для этого была хорошая почва: ведь в украинской дореволюционной прозе повесть - чуть ли не ведущий жанр, который достиг сюжетного разнообразия и тематического богатства, подав образцы семейно-бытовой повести-хроники, социально-бытовой повести, социально-исторической, исторически-приключенческой, психологической, фольклорно-поэтической повести. Расцвет жанра часто приходится на периоды бурных изменений в общественной жизни, поскольку она чувствительна к новациям, способна непосредственно (хотя и не так оперативно, как рассказ) откликаться на живые проблемы и рождаемые процессы.

3          Сообщение.

Стилевое новаторство оказывалось по-разному у каждого автора. Так, М. Йогансен в повести «Путешествие ученого доктора Леонардо и его будущей любовницы прекрасной Альчесты в Слобожанскую Швейцарию» (1928) удивил обостренным, постоянно напряженным сюжетом, заполненным условными экзотическими персонажами в среде природы - единственного естественного героя в этом произведении. Заметный шаг от новеллистики (сборника «Мамонтовы бивни», «Кровь земли») к романной прозе осуществил Ю. Яновский, издал в 1928 г. свой «Мастер корабля», наполненный искренним романтическим пафосом. Новой казалась композиция произведения, где герой существовал в определенном эпизоде, который состоял из мемуаров, начало писем напоминало ряд вставных новелл. Такая тенденция привлекала многих тогдашних прозаиков, а именно А. Любченко. Его повесть «Вертеп» (1928) сразу нашла своего читателя, поскольку имела неожиданный взгляд на мир сквозь призму кукольного действа. Здесь властвовала атмосфера провозглашенной Н. Волновым «романтики витаизма», которая обозначилась и на «Золотых лисятах» М. Ялового, и на «Дверях в день» Г. Шкурупия, и на «Романах Кулиша» или «Докторе Серафикусе» В. Петрова (Домонтовича), и на «Фальшивой Мельпомене» Ю. Смолича и других.

4          Сообщение.

Наряду с романами и повестями продолжала развиваться новеллистика, ярким представителем которой был Г. Косынка. Его произведения постепенно приобретали реалистическую выразительность, хотя и не теряли признаков импрессионистической стилистики. Основной мотив, описанная писателем, - драма украинского села, обусловленная гражданской войной. Тема довольно типичная для тогдашней прозы, но освещенная авторами под разным углом зрения. Так для В. Подмогильного («Третья революция») - это традиционная проблема противостояния села и города, которая приобрела неконтролируемое обострение во время революционных событий. Писатель искал свой путь в искусстве, ориентировался на европейские литературы, прежде всего, французскую, переводил произведения А. Франса, Ги де Мопассана и др., что не могло не обозначиться и на его заделе, а именно на романе «Город» (1928). Здесь раскрывается мотив Растиньяка - новолуния из провинции, охваченного желанием укротить равнодушный к его судьбе мегаполис. Таким в романе В. Подмогильного возникает Степан Радченко, представитель новой молодежи, свежий приток которой переживал Киев 20-х гг. ХХ ст. этот персонаж руководствуется потребностью личного успеха, однако попадает в типичную для городской действительности полосу отчуждения, что предопределяют его агрессивность, углубляет комплекс неполноценности, приводит к внутреннему опустошению. Вместо победителя возникает образ человека-маргинала, который потерял свои духовные ценности, так как, оторвавшись от берегов родительской традиции, так и не пристал к берегам другой культуры. Писатель смело применил метод психоанализа, чтобы наиболее полно раскрыть внутреннюю драму своего героя на изломе цивилизации. К этой теме обращался и Г. Ивченко, но решал ее в аспекте драматизированного лирического рассказа, обнаруживая свое критическое отношение к научно-техническим явлениям, особенно обостренное в полемическом романе «Рабочие силы», где события разворачиваются на одной из украинских селекционных станций, вращаются вокруг профессора Виктора Савлутинского - приверженца теории сильной интеллектуальной личности.

5. Сообщение.

Поскольку персонажами таких произведений была интеллигенция, пренебрежительно осведомленная, по большевистской терминологии, «спецами», то эти талантливые книги подверглись сокрушительной вульгарной критике. Кстати, не обходила она и прозы, где речь шла о трудящихся, но недостаточно, дескать, предоставлялось внимание «классовому сознанию». Если писатель пытался выполнить те требования, его произведение теряло художественное качество. Так произошло с социально-бытовым романом А. Головко «Сорняк» (1927), из которого устранялась горькая правда о злоупотреблении правами человека в пореволюционном селе, имеющаяся еще в первой редакции. Со временем подобная ситуация будет наблюдаться и со следующим романом писателя «Мать» (1932). А массивный «Артем Гармаш» оказался творческим поражением автора.