Мятежнический дух Байрона

Мое почтение, уважаемые читатели. Многие из вас уже знают, что я как бывший учитель литературы уже больше года играю в онлайн казино по адресу: stoslotov.com/software/novomatic. Касательно смены деятельности, то с радостью могу вас уверить в том, что я не прогадал, а наоборот открыл для себя новый мир. Теперь у меня много времени, а у свободное время я пишу полезные статьи по литературе для учащихся. Сегодня речь пойдет об английском поэте-романтике Байроне.

В июле 1808 года Байрон заканчивает университет и почти одиноко живет в Ньюстеде, охотно принимая лишь своих товарищей по университету, которые изредка приезжали в замок. С одним из них, Хобхаузом, он живо обсуждал маршрут давно задуманного продолжительного путешествия.

26 июня 1809 года Байрон и Хобхауз сели на корабль в английском порту Фолмут и отправились к берегам Португалии. Морское путешествие на легком парусном судне в Лиссабон была в те времена малоприятной: друзья должны были подвергнуться испытаниям сильных штормов и морской болезни. Из Португалии в испанский город Севилья (400 миль) они проехали верхом на конях. Байрон был умелым всадником, пловцом и спортсменом, и только этим объясняются его бодрые письма матери, в которых он с восхищением описывал красоту испанских пейзажей, свои впечатления от посещения монастыря в Португалии, оперного театра в Кадикси, знакомства с известным испанским адмиралом Кордобой.

Покинув Испанию, охваченную войной с наполеоновскими войсками, Байрон пробыл около месяца на Мальте, оттуда отправился в Грецию, потом в Албанию, посетил ее столицу Янину, добрался до Константинополя, после чего снова вернулся в Грецию и надолго осел в Афинах. Во время этого продолжительного путешествия поэт вел дневник, записывая в него свои впечатления от путешествия и случайных встреч.

Мысль о поэтическом воплощении всего увиденного и услышанного впервые появилась у Байрона, когда первая часть намеченного маршрута (Португалия, Испания, Мальта, плавание Средиземным морем) была закончена и он вступил в границы гористой и суровой, что отличается восточно-мусульманской экзотикой, Албании. Из торопливых записей, свободных импровизаций, которые воссоздавали только что пройденные этапы путешествия, составлялись стихи и поэмы, среди которых особенно большая слава выпала на судьбу поэмы «Паломничество Чайльд Гарольда».

Две ее песни (главы) были закончены, очевидно, уже в Афинах, но окончательно оттачивая свое произведение автор сохранил свободную, не ограниченную никакими жанровыми и сюжетными рамками форму поэтического сказа. Своего героя, неудовлетворенного светской жизнью и гонимого жаждой новых впечатлений, он последовательно провел тем же маршрутом, которым путешествовал сам, и воспринимал его как героя, рожденного временами. Цель его паломничества заключалась в одном - убежать от надоевшего окружающего мира.

17 июля 1811 года Байрон вернулся в Англию. Через несколько дней после его прибытия, прежде чем он успел приехать в Ньюстед, умерла миссис Байрон. Поэт тяжело переживал эту потерю, а также неожиданную смерть одного из своих лучших друзей по Кембриджу - Метьюза, который утонул, купаясь. С грустью узнал поэт также о том, что его сестра (по отцу) Августа несчастная в браке - ее муж, полковник Ли, оказался игроком и кутилой.

Хлопоты об издании написанных во время путешествия произведений Байрона взял на себя его давний знакомый, один из первых читателей «Часов досуга», малоизвестный писатель и переводчик Даллас. Он познакомил Байрона с издателем и продавцом книг Мерреем, что надолго стал почти единственным издателем его произведений.

Прежде всего, решено было напечатать наибольшую из созданных на Востоке поэм - «Паломничество Чайльд-Гарольда», которая состояла тогда, как мы знаем, из двух песен. И издатели, и сам автор едва ли подозревали, что этой поэме предназначен триумфальный ход странами и континентами, и что она станет наиболее ярким, знаковым произведением романтической эпохи в мировой литературе.

Переехав из Ньюстеда в Лондон и устроившись там, Байрон в начале 1812 года впервые выступил в палате лордов, где произнес знаменитую речь о луддитах. Луддитами называли себя разрушители ткацких станков, которые считались последователями напов легендарного ткача Неда Луда, который еще в начале XVIII столетия первым сломал вязальную машину. Байрон знал о тяжелом положении английских ткачей, которые теряли работу и заработок из-за технической революции, которая набирала темпы. Ньюстедский замок был расположен недалеко от Ноттингема - центра текстильной промышленности страны. На многих фабриках этого города рабочие в знак протеста против массовых увольнений разрушали ткацкие станки. Дело зашло так далеко, что в парламент был внесен законопроект о смертной казни за разрушение машин. В отличие от либеральной оппозиции в парламенте, которая лишь призвала правительство к воздержанию в использования войск, Байрон требовал отклонить жестокий законопроект и изменить условия, которые заставляли рабочих идти на противоправные действия.

Мятежнический дух, стремление покончить со всеми формами притеснения человека, активное вольнолюбие выразительно проявляются и в других стихах, созданных поэтом в «лондонский» период жизни (1812-1816).

Однако намного большую популярность имели следующие шесть поэм, написанные на протяжении трех лет 1813-1816 (Байрон назвал их «повестями»): «Гяур», «Абидосская невеста», «Корсар», «Лара», «Осада Коринфа» и «Паризина». За этими произведениями давно и крепко закрепилось название «восточных поэм», хотя две последние даже формально не могут быть отнесены к восточным, поскольку действие их происходит в Италии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент