Магический реализм. Драма абсурда

«Магический реализм» - это реализм, в котором органически объединяются элементы реального и фантастического, бытового и мифического, действительного и мысленного, таинственного. Магический реализм присущий  латиноамериканской литературе. В 1950- 60-х гг. латиноамериканская литература пережила настоящий «бум». Появился даже специальный термин» Карибское чудо» в литературе. Она стала общеизвестной во всем мире, возникшая целая плеяда прекрасных писателей и объединяла их склонность к «магическому реализму». Впервые применили срок М. А. Астуриаста А. Карпентер. В традициях магического реализма создавали такие писатели как Ж. Амаду «Мертвое море», «Жубиаба», Г. Гарсиа Маркес «Сто лет одинокости», «Старикан с крыльями» А. Карпентер « Екуе-Ямба-В!», «Царство от мира того», М. А. Астуриас «Маисовые люди» и др.

Это литературное течение много чем служит мифопоэтическому мировосприятию аборигенов Латинской Америки. Безоговорочная вера у существования добрых и злых духов, очеловечение сил природы, вера у существования потусторонних миров и восприятие смерти, и жизнь как двух сторон одной монеты, вера в возможности перевоплощения одного живого существа в другую - все это неотъемлемые слоги сознания индейцев. Действие произведения А. Карпентера «Царство от мира того» происходит на Гаити, французской колонии. Французы захватили в плен шамана - предводителя гаитян и ведут его к смертной казни. Шамана окружают индейцы, но они не стараются его освободить, так как знают: шаман способен превратиться в другое существо. И когда шамана сжигают над костром, поднимается вверх туча насекомых. Для гаитян это подтверждение того, что их ватажек превратился в другую ипостась, перешел в другую реальность.

Уже в самому термине кроется объединение двух противоположных понятий: «реализм» (материальное, то к чему можно притронуться, будничное, обычное) и «магический» (фантастическое, неожиданное, необыкновенное, мистическое, необъяснимое). Конечно, писатели в своих произведениях не стремились воссоздать в полной мере мифологическое сознание, и взяли от нее как главнейший художественный принцип - изображение сказочного, фантастического как реально существующего и потому, разумеется, будничного. Реальность и фантазия тесно переплетены в их произведениях и фантазия такая же реальная, как и самая реальность.

Известным всему миру «магический реализм» стал благодаря роману «Сто лет одинокости» Рафаэля Гарсиа Маркеса. Черты «магического реализма» заметные и в других произведениях писателя. Так, в рассказе «Старикан с крыльями» рассказывается о старом, что неожиданно появился на дворе обычной семьи. Место действия (поселок) и действующие лица (семья, соседи) изображенные реально, с большим количеством бытовых деталей. Фантастическим есть факт появления в поселке старика, ведь у него на спине крыла, а также его возможность одновременно появляться в разных местах. Люди стремятся объяснить для себя это необыкновенное явление, классифицировать каким-то чином старика. Соседка говорит, что это - ангел (магическое), с другой стороны это обычный старик (реализм), но у него необыкновенные крылья (магическое), поэтому его помещают в курятник! Ведь реальность и фантастика переплетаются уже в самом лице старика. Старик оставляет поселок тогда, когда к нему привыкают, как к обычному, тогда он поднимается в небо и летит.

В общем, магический реализм - это явление не только латиноамериканской литературы, он имеет большие традиции европейского и мирового писательства (Ф. Рабле, Э. Т. А. Гофман, Г. Гоголь, Г. Булгаков и др). В украинском химерическом романе («Марк Адский» О. Стороженка, «Подарок ученого доктора Леонардо и его будущей любовницы Альчести по Слобожанской Швейцарии» М. Йогансена, «Лебедина стая», «Зеленые мельницы» В. Земляка и др). прослеживается немало рис «магического реализма».

Вначале 1950-х гг. во французском театральном искусстве заявил о себе новое направление, которое получило широкую популярность как «драма абсурда». Его основателями стали Ежен Йонеско и Семюел Беккет. Срок предложил Мартин Есмин. Йонеску называл его «парадоксальным театром», а точнее - «театром парадоксов». Главной, для этого направления есть мысль о том, что мир, жизнь, действительность парадоксальные и абсурдные, потому, что человека не могут понять другие, человек не в возможности понять самая себя. Условиями, которые оказывали содействие возникновению театра абсурда, стали, с одной стороны, мироощущения человека после второй мировой войны (мир абсурдный, ведь люди убивают себе подобных). С другой стороны для человека 50-х гг. ясно означились черты современной цивилизации (развитие радио, телевидение). Вместе с тем, усилились возможности манипулировать человеком, человек обезличивался, унифицировалась. И как реакция на все это, возникает искусство абсурда, преисполненное пессимистического отношения к жизни, растерянности, отчужденности. Тем не менее, литературные корни этого искусства находится еще в фольклоре, в жанре небылицы, песни-оборотня. В классической литературе от античности и к XX ст. художники применяли средство алогизма. Например, Гоголь «Ревизор»: «От заседателя пахнет водкой, так как его в детстве маменька ушибла». Искусство абсурда зародилось на русской земле в 30-те гг. в творчестве Д. Хармс, К. Вапнов, О. Введенский и др.), которые активно использовали бессмыслицу. Бессмыслица создавалась за счет объединения несовместимых элементов, из позиций здравого смысла выходил абсурд. Философской подпочвам искусства абсурда стал сюрреализм. Их объединяет «погружение у себя», возражение логических связей. Но, если сюрреалисты стремились создать выдуманный мир, «новоиреальности», то абсурдисты считали, что созданный средствами их искусства мир и есть реальным, потому, что воссоздает реальность. Глубокие связи искусство абсурда имеет с экзистенциализмом: мир человека - мир одинокости, и эти миры не сталкиваются, не контактируют между собой.

Итак, мир абсурдный, поэтому абсурдные и средства художественного изображения, воспроизведение этого мира. Достигают этого драматурги искусства абсурда, решая жизненно целостные элементы театрального спектакля и поднимая их реальную взаимосвязь. Действие их произведений происходит неизвестно где и когда. Невозможно даже приблизительно определить, когда разыгрывается действие той или другой пьесы. Безликим есть и место действия. Действие незначительной части пьес происходит в небольших помещениях, комнатах, квартирах совсем изолированных от внешнего мира. Поднимается и временная последовательность событий. В пьесе «Голомозая певица» Э. Йонеско часы, по словам автора, отбивает 17, отбивает сколько угодно. Два акта пьесы «Ждя на Годо» С. Беккета разделяет ночь, «а возможно - 50 лет». Этого не знают и самые персонажи. Поднимается логика в диалогах, примером может служить басня из «Голомозой певицы»: «Однажды вол спросил собаку, чему она не глотнула свой хобот. «Извини, - ответила собака, - я думала, что я слон». Грамматически фразы, построенные правильно, но содержательное объединение приводит к алогизму. На этом же средстве строится бессмыслица, бессмыслица, которая становится элементом поэтики театра абсурда Сюжет пьесы Беккета «Ждя на Годо» простой: двое бродяг  Екстрагон и Владимир ждут при дороге на Годо (возможно от англ. Сохе - бог, божок), который так и не появится. Эта пьеса - очеловечение ожидания. Пьеса построена циклически запретой: II акт почти полностью повторяет первый. Оба акты приходят к аналогичному финалу. Годо сегодня не придет. Герои хотят пойти, но не двигаются из места. Концовка актов подчеркивает статичность действия. «Невозможность пойти» героев воспринимается как фатальная обреченность на «нахождение здесь». Циклически замкнуто построенные эпизоды и внутри пьесы: выказана одним из героев мысль повторяется в конце диалога другим героем, будто замыкая круг.

Жизнь в пьесах театра абсурда идет и даже возникает под знаком смерти. Герои делают попытки покончить жизнь самоубийством, или же умирают. Примером черного юмора может служить название пьесы американского абсурдиста Артура Копита «Папа, папа, бедный папа, ты не вылезешь из шкафа, ты повешен нашей мамой между платьем и пижамой». Почти все герои пьес искусства абсурда имеют черты физических недостатков; герои лишены индивидуальности. Прием нивелирования героев, личности создаются путем предоставления всем персонажам пьесы одного и того же имени (как в пьесе Беккета «Неназываемый» или в «Голомозой певице» Йонеско где в покойного Бобби Уотсона, вдова - Бобби Уотсон, дети - Бобби Уотсон и двоюродный брат, за которого хочет выйти вдова, тоже Бобе Уотсон. Йонеско считал, что герои его ранних пьес просто «механизмы», так как живут в «безликом миру», в «миру коллективизма». Под «миром коллективизма» писатель понимал все современное общество. Пессимистическое отношение к жизни, попытки покончить с ним, наличия физических недостатков у героев объясняются одинокостью человека. На первый план выходит тема некоммуникабельности человека, органической неспособности человека понять один другого и договориться. В драматургических произведениях театра абсурда одинокость и изолированность человека показывается еще и с помощью сценических средств. В произведении Йонеско «Стулья» с помощью пустых стульев воображают высокопоставленных гостей, автор показывает величественный прием, организованный преклонной супружеской парой.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент