Ф. М. Достоевский принадлежит к тем писателям, чье значение для развития мировой литературы с годами не становится меньше. Вновь и вновь делаются попытки разгадать секрет его непреходящей актуальности. Не всегда такие попытки оказываются удачными. Когда огромное влияние Достоевского на разные поколения читателей и писателей объясняется вечным, внеисторическим характером поднятых им вопросов, когда смысл его творчества сводится к открытию темной, «подпольной» психологии, это свидетельствует только о желании использовать сюжеты великого писателя для доказательства собственных тезисов. Воздействием Достоевского объясняются иногда такие идеи, которые он никогда не высказывал и не мог высказать. Примером подобного превратного толкования его творчества и были идеи некоторых французских писателей на рубеже XIX и XX вв. «Уроки» такого рода не привели их, как и многих других «последователей» Достоевского на Западе, ни к неожиданным открытиям, ни к новым творческим удачам. Можно было считать Достоевского певцом «религии страдания», можно было восхищаться его психологизмом, но истинное величие Достоевского-гуманиста, Достоевского — борца против всякого зла в человеке и обществе не было понято до конца в ту эпоху.

Изучение проблемы «творчество Достоевского в зарубежных славянских литературах» обосновывается целым рядом социально-исторических, культурных и историко-литературных обстоятельств.

Эта проблема — составная часть более широкой проблемы мирового значения русской литературы XIX в., которую невозможно достаточно полно охватить, исключив из рассмотрения восприятие и освещение творчества Достоевского в литературах Польши, Чехословакии, Болгарии и Югославии.

Как это ясно из богатой западноевропейской критической и литературоведческой литературы о Достоевском (мы не останавливаемся на ней, так как она не является предметом нашей статьи), его романы и повести уже в 70—90-е годы XIX в. приобрели мировую известность, а затем и признание. Крупнейшие западноевропейские критики высоко отзывались о нем, видные писатели Франции, Англии, Германии и других стран зачитывались его произведениями и усваивали (хотя далеко не всегда удачно) его художественный опыт. Это не могло не оказать влияния в славянских странах, где с 70-х годов читающая публика, критики и писатели были широко знакомы с западноевропейской художественной литературой и даже критикой, что способствовало живому интересу к Достоевскому, замечательному и своеобразному художнику слова.

Но несомненно, что основой огромного интереса к творчеству Достоевского было непосредственное знакомство с его произведениями: они довольно скоро увлекли читателей, вызвали высокие оценки критики, обратили на себя внимание писателей. Необычайно остро поставленные в них важные жизненные вопросы и глубокая их трактовка волновали читателей. Объяснялось это тем, что, несмотря на отсутствие полной синхронности в социально-историческом развитии этих стран, их общественное развитие за последние сто лет проходило почти совпадающие ступени, которые в известной мере соответствовали русскому историческому процессу. Экономическое и моральное разложение дворянства и развитие капитализма во второй половине XIX в., усиление этих процессов и появление в связи с ними новых течений в общественной мысли в начале XX в. были общими для всех славянских стран. Но в России произошла Великая Октябрьская революция. Идеи Октябрьской революции оказывали сильнейшее воздействие на духовную жизнь славянских стран, что определяло усиление народного сопротивления фашизму. В межвоенный период возрос интерес к Достоевскому, который ставил в своих произведениях вопрос о революции. И прогрессивные, и реакционные силы, каждая в своих целях, обращались к творчеству Достоевского, сложному и противоречивому в трактовке проблемы революции. Вокруг Достоевского возникали непримиримые споры.

После второй мировой войны в результате расширения экономических, политических и культурных связей усилилась общность духовной жизни славянских народов, которые все стали на путь социалистического развития. Это открывало широкие возможности творческого сотрудничества этих литератур, а также содействовало более углубленному знакомству с классической русской литературой, в том числе с творчеством Достоевского.

Все перечисленные обстоятельства делают закономерным, важным и актуальным изучение творчества Достоевского.

Творчество Достоевского получило широкую известность лишь после смерти писателя. Это объяснялось многими обстоятельствами. В Болгарию, которая до 1878 т. находилась под турецким владычеством, русские книги попадали с трудом. Болгары обычно знакомились с русской литературой только во время пребывания в России. Так, Л. Каравелов, учившийся в Московском университете, имел возможность широко знакомиться с произведениями новых русских писателей. Имя Достоевского в болгарской печати упоминается впервые лишь в 1880 г. в пловдивской газете «Марица» (.№ 199), где были опубликованы три письма С. С. Бобчева, который был студентом Московского университета. Точно так же писатель и критик Ф. Целестин, который некоторое время жил в России, писал в хорватском журнале «Виенац» (1883) о русской литературе, в том числе и о Достоевском.

Более ранние сведения о Достоевском публиковались лишь благодаря случайным обстоятельствам. Так, ранее всего они появились в Словакии в журнале «Орол Татрански» в 1847 г., в общей информации и обзоре русской литературы. Понятно, что в той части Польши, которая входила в состав Российской империи, было больше возможностей знакомиться с русской литературой, а стало быть, и с творчеством Достоевского, нежели в той части Польши, которая входила в состав Австро-Венгрии. Польские литературоведы отмечают, что одно из самых ранних знакомств с его произведениями — в библиотеке Юзефа Крашевского, где находилось издание повести «Кроткая» на французском языке. Известно также, что в библиотеке Варшавского университета произведения Достоевского появились в 1865 г.

То, что произведения Достоевского стали известны довольно поздно, зависело от своеобразных условий. Прежде всего надо отметить, что в литературах западнославянских стран с 20-х, а с 80-х годов XIX в. в странах южнославянских господствовала национально-патриотическая тематика; это было обусловлено национально-освободительной борьбой народов, находившихся под иноземной властью. Такого рода тематика отсутствовала в творчестве Достоевского, тогда как произведения Тургенева, особенно «Накануне», пользовались большой популярностью и не только в Болгарии, но и в других славянских странах. Романы Тургенева вызывали большой интерес, так как в них поднимался вопрос о судьбе дворянства в период капитализма. Экономический и моральный упадок дворянства был общим процессом.

Популярность Тургенева как бы «закрывала» творчеству Достоевского дорогу к читателям славянских стран.

Однако с 80-х годов Достоевский привлекает к себе все большее и большее внимание. Это объясняется тем, что вместе с дальнейшим развитием капитализма возникает круг новых проблем, которые нашли отражение в творчестве Достоевского. Это, например, борьба политических партий, возрастание роли разночинной интеллигенции, ее борьба с пережитками феодализма и сословной моралью, предельное падение мелкого и среднего дворянства, а несколько позже — появление у интеллигенции кризисных настроений, принимавших формы то анархистского бунта, то религиозной проповеди смирения и терпения. Это способствовало развитию широкого интереса к творчеству Достоевского.

Имели значение и чисто литературные факторы. Ян Неруда в чешской литературе, Ю. Иван-Барч и М. Кукучин в словацкой и др. нередко обращались к теме «маленького человека»; они продолжали гоголевские традиции и весьма ценили внимание Достоевского к судьбам такого героя. Внимание русского писателя к униженным и оскорбленным еще более усиливало интерес к его произведениям.