Трудные для России шестидесятые годы прошлого века оказались наиболее плодотворными и важными для М. Е. Салтыкова-Щедрина.  В течение десяти лет (с 1858 по 1868 год), исключая два с половиной года (1862-1864), Салтыков служил вице-губернатором в Твери и Рязани, председателем казенной палаты в Пензе, Туле и Рязани. Государственная служба не помешала писателю увидеть правду и служить ей все годы. Салтыков был человеком справедливым, честным, неподкупным, требовательным, принципиальным, боролся со злоупотреблениями чиновников и помещиков, и поэтому отношения с «высшим обществом» у него не сложились. К тому же горький «опыт» вятской ссылки, во время которой молодой Салтыков боролся со взяточничеством, злоупотреблениями власти, стал школой жизни.

«Провинциальная жизнь - великая школа, но школа грязная»,- сообщал писатель брату в декабре 1852 года. Именно в северном городе Салтыков защищал крестьян, а после, характеризуя суть государственной системы самодержавия, утверждал, что «в провинции существует не действие, а произвол полицейской власти, совершенно убежденной, что не она существует для народа, а народ для нее».

«Губернские очерки» открыли счет сатирическим произведениям Салтыкова-Щедрина, подготовили появление сатирического романа-обозрения «История одного города».

В 1868 году Салтыков оставляет государственную службу, разочаровавшись в ее назначении и поняв свою неспособность что-либо изменить в жизни народа. Накопленные впечатления нашли отражение в ярком, необычном и смелом произведении, резко отличающемся от ряда созданных в эти годы творений русских писателей, да и самого Салтыкова-Щедрина.

Образ города Глупова как воплощения самодержавно-помещичьего строя возник у писателя еще в очерках начала 60-х годов, когда освободительная борьба русского народа переживала подъем. «Наши глуповские дела», «Глупов и глуповцы», «Глуповское распутство», «Клевета» и другие очерки показывали неизбежное падение Глупова и победу городов Буянова и Умнова, которым принадлежало будущее.

На время оставив работу над циклом «Помпадуры и помпадурши, Салтыков загорелся идеей создания романа «История одного города», тематически родственного «Помпадурам и помпадуршам».

В январе 1869 года сатирик выступает с первыми главами «Опись градоначальникам» и «Органчик» в журнале «Отечественные записки» (№ 1), но до конца года приостанавливает работу, чтобы осуществить идею создания сказок («Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», «Пропала совесть», «Дикий помещик»). Кроме этого, наметилось произведение «Господа ташкентцы», нужно было довести до логического конца «Признаки времени» и «Письма о провинции». Не оставляет Салтыков работу в журнале: появляется серия публицистических и литературно-критических статей и рецензий.

Вернувшись к работе над романом, уже в № 1-4, 9 («Отечественные записки») 1870 года он публикует продолжение «Истории одного города». В 1870 году книга вышла отдельным изданием под названием «История одного города. По подлинным документам издал М, Е. Салтыков (Щедрин)».

«История одного города» вызвала массу толкований и негодований, что заставило Салтыкова ответить на статью известного публициста А. Суворина. Автор критической статьи «Историческая сатира», появившейся в апрельском номере журнала «Вестник Европы» за 1871 год, обвинил писателя в глумлении над русским народом и искажении фактов русской истории, не проникая в глубину замысла и суть художественного своеобразия произведения. И. С. Тургенев называл книгу замечательной и считал, что в ней отражена «сатирическая история русского общества во второй половине прошлого и начале нынешнего столетия». ....

М. Е. Салтыков-Щедрин знал, что «писатель, которого сердце не переболело всеми болями того общества, в котором он действует, едва ли может претендовать в литературе на значение выше посредственного и очень скоропреходящего».

Тем не менее прежний интерес читающей публики к творчеству Салтыкова после публикации романа несколько угас (писатель сам осознавал это). Но это произведение нашло своих читателей: спустя полвека М. Горький говорил: «Необходимо знать историю города Глупова, - это наша русская история; и вообще невозможно понять историю России во второй половине XIX в. без помощи Щедрина - самого правдивейшего свидетеля духовной нищеты и неустойчивости...»