Исикава Такубоку стал основоположником реалистического направления в форме танка. И не только основоположником — до сих пор ни один японский поэт не достиг в танка тех вершин реалистического мастерства, которые были доступны гению Исикава Такубоку. Стиль пятистиший Исикава Такубоку отмечается предельной простотой выражения и вместе с тем глубоким психологизмом, отсутствием принужденности, а из-за этого — и некоторой не безупречностью формы. Приятель Исикава Такубоку поэт Вакаяма Бокусуй писал: «Иногда кажется, что он, забывшись, разговаривает сам с собой, будто переводит дыхание». В этих «разговорах с собой» Исикава Такубоку довольно часто поднимал канон пятистишия танка ( 1-я и 3-я строки — пять слогов, 2-я, 4-я и 5-я — семь), уменьшая или, чаще, увеличивая количество слогов в стихе-строке по сравнению с нужной нормой.

Неуклюжесть, с формальной точки зрения, некоторых пятистиший Исикава Такубоку объясняется, конечно же, не недостатком художественного мастерства (в сборнике «Желание» он доказал противоположное). Будто именно об этой неуклюжести сказал Мотоори Норинага, филолог и поэт VIII столетия: «...искренние человеческие чувства — нежные, неравные и даже неразумные. А поскольку поэзия является чем-то таким, что описывает чувство, ей к лицу быть в гармонии с чувствами, то есть быть также неравной, неуклюжей… ». Но главная заслуга Исикава Такубоку заключается не в «раскрепощении» формы поэтической миниатюры (в тристихах поэта XVII столетия Мацуо Басё встречаются и большие «вольности») и не в том, что он в своих танка начал широко употреблять слова живого, народного языка вместо книжной лексики. Новаторство Исикава Такубоку — это прежде всего решительная демократизация содержания «короткой песни».

Как-то один из них, Киндаити Кёске, в будущем выдающийся японский филолог, дал ему почитать журнал «Утренняя звезда», который начало издавать в Токио «Общество новой поэзии». С того времени Исикава Такубоку, который и так серьезно интересовался литературой, стал прямо-таки грезить ею. На границе XIX—XX ст. японская поэзия переживала свой взлет. После буржуазной революции Мейдзи 1868 г. в Японии начали интенсивно переводить произведения европейских писателей. В системе японского стихосложения возникла новая форма синтайси (дословно — «стихи новой формы»), так как переводить длинные стихи западных поэтов традиционными короткими формами хоку (тристих) и танка (пятистишие) было невозможно. Японские «стихи новой формы» подобны нашему белому стиху, имеют неограниченное количество строк.

Много кто из японских поэтов начал писать собственные произведения преимущественно в форме синтайси. Вместе с новой формой пришло и новое содержание — в японской поэзии начался период романтизма, который достиг своей вершины в творчестве Симадзаки Тосона (1872—1942). Романтические веяния не обошли и традиционных форм. Сначала Масаока Сики (1867—1902), а потом Йосано Теккан (1873—1935) не только своими теоретическими работами, а и на практике доказали, что хоку и танка могут по-настоящему возродиться только благодаря новому содержанию. В 1899 г. Йосано Теккан организовал «Общество новой поэзии», к которому привлек большинство поэтов того времени, а с 1900 г. начал издавать журнал «Утренняя звезда», — ему и судилось стать главным трибуном романтической поэзии. Увлеченный идеями Теккана, Исикава Такубоку начал писать пятистишия и синтайси в духе поэтов «Утренней звезды», вмещая их, вместе со своими статьями, в рукописных школьных журналах.

От многих штампов средневековой танка отказались уже романтики. Но и в их произведениях основными остались две главнейших темы классического пятистишия: природа и любовь. У танка Исикава Такубоку эти темы уже не доминируют над другими. Тематика его пятистиший разнообразнейшая, она не знает ни вкусов, ни ограничений. Такая демократичность содержания была характерна для поэтического жанра хайку, расцвет которого приходится на XVII—XVIII ст. Итак, можно сказать, что Исикава Такубоку сделал определенный синтез формы танка и жанра хайку. На украинский язык отдельные произведения Исикава Такубоку перевели Турков и М. Федоришин.