Проза Иоганнеса Бобровского оказала на литературу Германии не меньшее влияние, чем его поэзия. Бобровский отказался от часто использовавшейся прежде линейной, хронологически последовательной композиции; он свободно оперировал пространством и временем в зависимости от темы. Бобровский акцентировал внимание читателя на личности рассказчика в соответствии с традициями устного рассказа.

Исполненный большого духовного напряжения контакт между рассказчиком и читателем становился важным средством эстетического воздействия. Решающую роль при этом играла позиция рассказчика по отношению к повествуемым событиям, выступая с которой он стремился увлечь умы и сердца читателей гуманистическими идеалами.

«Генеральная тема» Бобровского - добрососедство и дружба с восточноевропейскими народами - была определяющей и для его прозы. В рассказах сборников «Белендорф и Мышиный праздник» (1965) и «Пророк» (1967), в повседневных на первый взгляд историях и жанровых картинках, запечатлевается настоящее и прошлое; они

освещают в давнем и недавнем прошлом то, что осталось непознанным, было забыто или вытеснено из сознания, чтобы сделать это духовным и нравственным достоянием современности. В своем романе «Мельница Левина» (1964) Бобровский создал «модель взаимоотношений между разными национальностями» 57.

Современный рассказчик излагает в «34 пунктах» историю своего Деда, который националистическими фразами и «правом» прикрывал своекорыстные интересы и над которым в конце концов моральную победу одерживают бедняки. Действие романа происходит в 1874 году в бывшей Западной Пруссии, где «немцы звались Каминский, Томашевский и Коссаковский, поляки же - Лебрехт и Герман». Дед богат, ему принадлежит мельница. Чтобы устранить конкурента, он разрушает мельницу еврея Левина. Хотя это всем известно, однако немцы, обычно враждующие между собой, объединяются против «полячишек, евреев и цыган», чтобы помешать следствию. Действительно, процесс затягивается до бесконечности, но бедняки, лишенные юридических прав, пользуются своим моральным правом, взаимной поддержкой и в конце концов доводят деда до того, что ему приходится уйти из деревни. Бобровский наглядно показывает, что национальные противоречия между немцами, евреями, поляками и цыганами являются, по существу, противоречиями социальными. В кажущейся деревенской идиллии прослеживается осуществление великогерманской империалистической политики, отражающей интересы определенных социальных слоев. Именно на нее возлагает рассказчик вину, которую нельзя исправить, но необходимо осознать как «устаревшее историческое влияние», устремляя «взгляд на современность или, может быть, в будущее» 58, и преодолеть с новых позиций.

Роман «Литовские клавиры» (1966), действие которого происходит в 1936 году в Мемельской области, заостряет именно этот политический аспект.

Среди националистического угара и провокаций фашистской «Мемель-ской партии» два немца, философ и концертмейстер, решают написать оперу о народном литовском поэте Донелайтисе. Жизнь литовского народа, его

сказания и легенды, литовское искусство и его отклик в сердцах людей, деятельный гуманизм великих художников, таких, как Донелайтис, и их последователей - все это позволяет почувствовать, несмотря на приближающуюся катастрофу, что неистребимы силы народа, опирающиеся на социально-исторический опыт. Именно в этом романе Бобровскому с особой убедительностью удалось показать диалектику истории в чрезвычайно ярких образах, в поэтичном, почти музыкальном языке и композиции.