Иоган Христоф Фридрих Шиллер (Jogan Christoрh

Иоган Христоф Фридрих Шиллер

(Jogan Christoрh Friedrich Schiller) 1759-1805

Я бы не желал жить в ином веке и работать для иного.

Каждый человек гражданин своего времени, так же как и гражданин своего государства Шиллер Тот кто теряет вкус к Шиллеру, тот или стар, или педант, очерствел или забыл себя

А. И. Герцен "Былое и думы"

Иоганн Христоф Фридрих Шиллер родился 10 ноября 1759 года в Марбахе-на-Некаре - маленьком тихом городке в швабском герцогстве Вюртемберг на юго-западе Германии.

Шел третий год Семилетней войны (1756-1763) , войны за господство в Европе. Отец Шиллера Иоган Каспар - лейтенант вюртембергской армии, сражался на стороне Австрии.

Первые шесть лет прошли в основном под присмотром матери. Это был рыжеволосый, хрупкий и слабенький мальчик, но характер имел живой и бойкий. отец, изредка наезжая к семье, вносил в воспитание дух строгости и неукоснительного подчинения (сказывалась армейская закваска) . Мать же относилась к маленькому Фрицу и его сестре Христофине с нежностью и теплом. Она часто напевала духовные песни, рассказывала запомнившиеся ей библейские истории или описания путешествий, чем пробуждала у Фрица безудержную фантазию и воображение.

Учиться начал Фридрих в селе Лорх, где местный пастор Мозер занимался дома с ним, с сестрой его Христофиной и собственным сыном. Учение нравилось Шиллеру, нравился и добросердечный, мягкий учитель, которого он увековечил в своей первой драме "Разбойники" в лице пастора Мозера, перешедшего увещевать Франца Моора.

А по переезде в Людвигсбург Фридрих был отдан в латинскую школу, в которой обучался 4 года. Главное внимание в этой школе отводилось латинскому языку, и овладел он им так хорошо, что сочинял на нем стихи и свободно переводил римских поэтов. Обучали в школе и другим древним языкам - древнегреческому и древнееврейскому, и, конечно, изучалось евангелие по катехизису. Уроки в школе мало увлекали впечатлительного ребенка, велись они скучно и уныло, нередко учителя прибегали к извечному и легкому приему воспитания - розгам. Зато разгорались глаза Фридриха, когда он наблюдал в Людвигсбурге роскошные придворные церемонии, иллюминированные празднества, и театральные представления, не которые отец брал его иногда сына в награду за хорошее поведение. Там впервые он слушал оперы, смотрел балеты, изредка драмы, которые давались наезжавшими французскими и итальянскими труппами. Быть может, тогда-то и пробудилось у мечтательного Фридриха страсть к театру. Дома он часто устраивал театрализованные сценки, во время которых декламировал отрывки из виденных спектаклей, по их образцу сам сочинил две трагедии на библейские темы, которые до нас не дошли. Пробовал мальчик писать и стихи. В Музее на родине поэта, в Марбахе, хранится рукопись приветственного новогоднего стихотворения " Сердечно любимым родителям к Новому 1769 году. " Накануне своего тринадцатилетия, когда готовился к обряду конфирмации Фриц прочитал написанную им торжественную оду.

Родители предсказывали сыну религиозное поприще. Видя, как он с юных лет любил, вставая на стул, громко произносить сочиненные им проповеди о христианкой добродетели, любви и милосердии, они думали, что ему предназначено стать пастером. Дома было решено: по окончании латинской школы Фридрих пойдет в монастырскую семинарию, а оттуда на богословский факультет Тюбингенского университета. Но планам этим не суждено было сбыться.

Вдруг Шиллером принесли распоряжение вюртембергского герцога перевести сына в военную школу. Сперва оно было отклонено под предлогом того, что сын склонен к богословию. Затем отец попытался увернуться, сославшись на хилость ребенка, но вскоре предписание было подтверждено, пришлось повиноваться. И 16 января 1773 года Фридриха Шиллера, только перешагнувшего за тринадцать лет, привели в Солитюд - летнюю герцогскую резиденцию, близ которой помещалась "Карлова школа", как она тогда называлась по имени властвующего герцога. С этого дня наступила новая пора в жизни молодого Шиллера, пора, круто изменившая его жизнь и образ мыслей, заставившая его иными глазами посмотреть на окружающий мир. Под номером 441 в книге поступлений сделана запись: " Ноги обморожены, телосложение средней крепости, почерк посредственный ". Был Шиллер зачислен на юридическое отделение. Тихий мальчик, увлекавшийся поэзией и библией, был ошеломлен порядками, царившими в "Карловой школе ". Чрезвычайно тяжело было ему привыкать к казарменному режиму и военизированным методам обучения. И хотя он старался учиться усердно, догнать одноклассников не мог, так как поступил, когда учебный год был в разгаре. Первые два года значился последним учеником юридического отделения. К юриспруденции он испытывал непреодолимое отвращение и не мог ею заниматься. Позже Шиллер писал об этом периоде своей жизни: "Судьба жестко терзала мою душу. Через печальную, мрачную юность вступил я в жизнь, и бессердечное, бессмысленное воспитание тормозило во мне легкое, прекрасное движение первых нарождающихся чувств. Ущерб, причиненный моей натуре этим злополучным началом жизни, я ощущаю по сей день. " В 1775 году в академии открылось медицинское отделение, и Шиллер перевелся туда. А главное, он вскоре нашел себе друзей - единомышленников, увлекавшихся поэзией. Он становился более восторженным, проницательным в оценках, остроумным в разговоре, в определенной степени независимым.

Большую роль в духовном возмужании Шиллера сыграли молодые преподаватели, приглашенные в академию. Они внесли свежую струю во всю ее жизнь, оказав значительное влияние на характер, деятельность и на воззрения многих учеников. Они в огромной степени подняли уровень преподавания, и не случайно академия получила потом статус университета. В их число входили И. Шотт, ведущий курс всеобщей истории, Г. Наст, преподававший древние языки, Б. Хаус, читавший эстетику (он первый почувствовал поэтическое дарование Шиллера-ученика) . Но наибольшее воздействие на умы воспитанников академии оказал учитель философии Якоб Фридрих Абель. Привлекал его дар лектора, живой и общительный характер, умение возбуждать активность мышления. Абель был способным популяризатором идей Просвещения (широкое антифеодальное идеологическое движение 6 зародившееся еще в конце XVII столетия в Англии и достигшее наибольшего развития в предреволюционной Франции) , идей "Бури и Натиска" (литературное движение, развернувшееся в Германии в конце 60-х и в начале 70-х годов) . К духовным наставникам юного Шиллера можно причислить и поэта-публициста Даниэля Шубарта, издателя журнала " Дойче Хроник " ("Немецкая хроника") .

С творчеством Шубарта связан и драматический первенец Фридриха Шиллера "Разбойники". Прочитав новеллу Шубарта " К истории человеческого сердца ", помещенную в январском номере "Швабише магазин" за 1775 год, Шиллер решил написать драму.

Вдохновил его не только сюжет о вражде двух братьев, сколько пролог, где Шубарт с болью в душе обвинял современную немецкую литературу в пассивности, он разрешил "любому гению сделать из этой повести комедию или роман, если только он из робости не перенесет место действия в Испанию или Грецию вместо родной немецкой почвы. " Замысел трагедии связан не только с шубартовской трагедией, где и речи нет о разбойниках. В нем просматриваются другие источники. На восприимчивого Шиллера воздействовали образ благородного разбойника Роке из романа Сервантеса "Дон Кихот ", рассказ Абеля о знаменитом шавбском разбойнике Зоневинте Шване, английские баллады о Робине Гуде (которого упоминает сам герой - Карл Моор) .

"Разбойники", по сути дела, юношеская пьеса. Она окончательно вышла в 1781 году. В 1782 году драма была поставлена одной из лучших театральных трупп Мангейма. На афише впервые стояло имя автора. Известный в то время критик Тимме в своей рецензии, опубликованной 24 июля 1781 года в "Эрфуртише гелертенцайтунг " писал: "Если мы имеем основание ждать немецкого Шекспира, то вот он перед нами. " Драма Шиллере имела огромный успех не только в Германии, но и в России, и прочно вошла в культурное сознание многих русских писателей (Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский) .

Но, несмотря на успех первой пьесы, финансовые дела Шиллера оставляли желать лучшего. Академия была окончена, и Фридрих Шиллер был назначен врачом в Штутгарт. Герцог не пришел в восторг от пьесы, пафос которой был направлен против тирании в любых ее проявлениях, что было выражено даже в латинском эпиграфе "Против тиранов". Шиллер поплатился двухнедельным арестом. Он принял отчаянное решение бежать в Мангейм. Побег удался, и для Шиллера началась новая полоса жизни - годы литературной и театральной работы, успехов и разочарований, скитаний м нужды.

В Мангейме Шиллера ждало разочарование: руководитель княжеской труппы барон фон Дальберг не спешил поддержать молодого автора, оказавшегося в роли политического беглеца. Только в 1783 году он заключил с Шиллером годичный контракт на постановку трех новых пьес. Две из них - "Заговор Фиеско в Генуе" (1783) и "Коварство и любовь" (1783) были поставлены в 1784 году. Работа над третьей - исторической трагедией "Дон Карлос" растянулась на несколько лет и была окончена Шиллером уже после того, как он покинул Мангейм.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Школьный ассистент