Метод научного исследования, предложенный Гете, и сегодня применяется в теоретической физике и астрономии. Сущность его заключается в констатации «морфологических соответствий» между макро и микрофизикой, структурами галактической Вселенной и атомом.

Творец «Фауста» и замечательных образцов лирики гордился своими достижениями в области точных наук: «Все, что я сделал как поэт, не наполняет меня гордостью. Но то, что среди современников я единственный, кому известна правда трудной науки о цветах... наполняет мое сознание ощущением собственного преимущества над многими».

Формирование мировоззрения Гете. Первую попытку осмыслить смысл бытия Гете сделал в 19-20 лет, во время своей болезни, после первого душевного кризиса (1768-1770). Он заинтересовался тогда средневековым фолиантом - книгой алхимика Парацельса, а со временем - мистической литературой. Большое впечатление произвела на него книга Арнольда Готфрида «Непредубежденная история церкви и ереси». Автор ее старался перенести в свое время (конец XVII - начало XVIII ст.) бунтарский дух XVI ст., идеи той эпохи. Изучая произведения средневековых натурфилософов, Гете пришел к мнению о тождественности Бога и природы. Юноша настойчиво искал путей в область потустороннего, однако не стал мистиком.

Древнеримский автор Лукреций и средневековый философ Барух (Бенедикт) Спиноза сыграли чрезвычайно важную роль в формировании философского мышления Гете материалистический пантеизм Спинозы помог поэту сформировать собственный взгляд на жизнь.

Свыше 50 лет Гете интересовался вопросами истории церкви, ее догматами и политической ролью и наконец пришел к выводу, что «в постановлениях церкви много бессмыслицы, но церковь имеет намерение руководить и держать в своих руках ограниченную толпу».

Политические взгляды Гете никогда не были ортодоксальными. Он высказывал мысли, которые всегда выражали здравый смысл и понимания исторической ситуации. Поэт одинаково не сочувствовал и тем, кто осуществлял революцию, и тем, кто спровоцировал ее своим ошибочным поведением. Вот некоторые из его мыслей о революции, об отношениях между правительством и народом, о путях усовершенствования мира: «Революции были бы невозможны вообще, если бы правительство было всегда справедливое и своевременным улучшением жизни предотвращало недовольство народа, а не ждало, пока необходимое будет вырвано нажимом снизу»; «Революции имеют целебное действие, когда они устраняют "непреодолимые препятствия" на пути народов к умному счастливому будущему». В этих разных по смыслу высказываниях нет разногласий и проявлений слабости духа, зато есть трезвый практический ум, всегда присущий Гете.

Уравновешенность и гуманизм звучат и в другом выражении художника: «Настоящий либерал - это тот, кто стремится всеми возможными средствами осуществить максимум добра, но остерегается уничтожать огнем и мечом недостатки; В этом всегда несовершенном мире он удовлетворяется тем количеством добра, которое в нем есть, пока не появится общество, которое будет оказывать содействие достижению лучшего».

Иногда великому поэту не хватало оптимизма, и тогда его одолевали сомнения относительно счастливого будущего человечества: «Настанут времена, когда мир перестанет радовать Творца, и он должен будет все снова разрушить, чтобы обновить свое творение». «Если бы можно было сделать человечество совершенным, то можно было бы установить и совершенный порядок. Мир идет к своей цели, но не так быстро, как мы думаем и желаем. Всюду появляются демоны торможения, так что все двигается вперед, но чрезвычайно медленно».

На протяжении жизни изменялись и совершенствовались и эстетичные взгляды Гете. Питюрмерство, «веймарский классицизм» - такой путь прошел Гете как теоретик и практик искусства слова.

В начале 70- х годов XVIII ст. в Германии появились произведения, которые свидетельствовали о новых настроениях молодого поколения писателей.

Бунтарские настроения творческой молодежи нашли свое художественное воплощение в пьесе Фридриха Максимилиана Клинкера «Буря и нажим», 1776. Заголовок этой драмы дал название новому направлению в немецкой литературе. Участники направления высказывали бунтовщические и даже революционные взгляды, но не имели четкой политической программы. Деятелями «Бури и нажима» была плеяда молодых писателей: Ф. М. Клинкер (1752-1831), Я. М. Р. Ленц (1751-1792), Г. Л. Вагнер (1747-1779), Ф. Г. Якобе (1743-1819), Й. К. Лафатер (1741-1801) и др. Во главе «Бури и нажима» стоял Йоганн Готфрид Гердер.

Теоретическим манифестом направления стал небольшой по объему сборник трех авторов «О немецком духе и искусстве». Сборник содержал статьи Гердера об Оссеане, .Шекспире и песни древних народов, статьи Гете «О немецкой архитектуре» и Ю. Миозера «Раздумья о давних немецких историях».

Взгляды Гердера стали основой литературной теории направления. Гердер проявил себя как выдающийся мыслитель, его деятельность оказывала содействие развитию в Германии философии, языковедения, исторических наук. На формирование мировоззрения этой личности повлияли произведения Ж.-Ж. Руссо. Культ природы, провозглашенный французским просветителем, был положен в основу идеологии нового литературного движения, которое возглавили Гердер и Гете.

Идеологические взгляды «Бури и нажима» сводились к четырем основным положениям:

—           природа (конкретное изображение реальной действительности);

—           страсть (непосредственное изображение чувств);

—           культ героической личности;

—           свобода (независимость от классицистических образцов: гений сам создает образцы для наследования, не подчиняясь ни одним правилам).

Четвертое положение стало краеугольным камнем эстетики «Бури и нажима». «Школа, принципы ограничивают любую возможность познания и творчества»,- писал Гете. С точки зрения штюрмеров, настоящее искусство должно не подражать предыдущим образцам, а создавать новые формы произведений в зависимости от содержания.

Основное значение литературы штюрмеров заключалось в том, что она провозглашала идею антифеодального протеста, выступала против унижения человеческого достоинства; главный ее недостаток – тяга к анархистскому бунтарству.

За несколько лет Гете убедился, что литературное бунтарство не дало желаемых результатов. Протест против жалкой действительности, который с большой силой прозвучал в его произведениях, не изменил эту действительность, поэтому поэт отказался от общественно-политических и эстетичных взглядов «Бури и нажима».