Элегическое послание обращено к ближайшему другу Пушкина по лицею, поэту Антону Антоновичу Дельвигу (1798-1831). Оно было вызвано обидой по поводу того, что три стихотворения Пушкина, посланные им в "Вестник Европы", в том числе "Гроб Анакреона", не были приняты к печати. Под словами о "злобной клевете", возможно, подразумевается отзыв издателя журнала Каченовского, отказавшего Пушкину в публикации стихотворений. Ранняя редакция послания, написанная непосредственно после отказа журнала, завершалась следующими строками:

    Исчез священный жар! Забвенью сладких песней дар И голос струн одушевленных! Во прах и лиру и венец! Пускай не будут знать, что некогда певец, Враждою, завистью на жертву обреченный, Погиб на утре лет, Как ранний на поляне цвет, Косой безвременно сраженный. И тихо проживу в безвестной тишине; Потомство грозное не вспомнит обо мне, И гроб несчастного, в пустыне мрачной, дикой, Забвенья порастет ползущей повиликой!

Дельвиг поддержал друга ответным посланием: К А. С. Пушкину

    Как? житель гордых Альп над бурями парящий, Кто кроет солнца лик развернутым крылом, Услыша под скалой ехидны свист шипящий, Раздвинул когти врозь и оставляет гром? Тебе ль, младой вещун, любимец Аполлона, На лиру звучную потоком слезы лить, Дрожать пред завистью и, под косою Крона Склоняся, - дар небес в безвестности укрыть? Нет, Пушкин, рок певцов - бессмертье, не забвенье и т. д.

(А. А. Дельвиг, Полн. собр. стихотворений. Библиотека поэта, Л. 1934, Стр. 283.)