Буржуазно-демократическая литературная оппозиция также была разобщена. Карл Краус остался Кассандрой Австрии на ниве критики. Его моральное влияние распространялось на всю немецкоязычную языковую область; на родине Крауса само его сатирическое творчество стало той противоборствующей силой, которая противопоставлялась «культурной ностальгии» по старой Австрии. Однако он все в большей степени оказывался в положении человека, примирившегося со своей судьбой. Демократическое сознание молодых писателей нередко формировалось лишь в годы изгнания.

Выдающийся лирик Эрнст Вальдингер (1896-1970) в своей поэзии сохранил традиции буржуазного гуманизма (сборники «Купол», 1934, и «Прохладные крестьянские комнаты», 1946); в его творчестве периода эмиграции в США картины большого города контрастируют с отечественными пейзажами, присущими чисто австрийской литературе.

Поэзия Теодора Крамера (1897-1958), где простыми лирическими средствами, в элегических тонах дается описание людей, отверженных от общества, и деформировавшейся природы (сборник «На дне», 1929), в период эмиграции (в Англии) получила сильное антифашистское звучание (сборник «Высланный из Австрии», 1943). В большей степени как драматург признан Франц Теодор Чокор (1885-1969), привлекший к себе внимание также и сборником лирики, созданным под влиянием экспрессионизма («Кинжал и рана», 1918). К обширному драматическому творчеству Чокора относится его пьеса о Георге Бюхнере «Общество прав человека» (1929), драма «3 ноября 1918», трагедия о борьбе югославских партизан «Блудный сын» (1943) и другие произведения.

Роберт Нойман (1897-1975), известный прежде всего своими литературными пародиями («Чужими перьями», 1927; «Под фальшивым флагом», 1932), выступал и как новеллист («Новелла об авантюристах», 1930; «Корабль надежды», 1931; «Слепые пассажиры», 1935). Р. Нойман - также автор злободневных романов об австрийском послевоенном обществе. В романе «Потоп» (1929) показаны тяжелые годы перелома, когда (подобно героям представителей «новой деловитости») люди колеблются между отчаянием и надеждой на лучшие времена. В романе о «естественной природе денег» - «Власть» (1932) - фашизм изображен уже с критических позиций. В наиболее удачном из романов Ноймана, созданном в годы эмиграции в Лондоне и вышедшем частично на английском языке, «Дети из Вены» (английское издание - 1946 г., немецкое - 1948 г.), изображена Вена первых послевоенных лет.

Разумеется, уже в 20-х годах австрийская литература существовала не только в Австрии. Языковая общность, а также наличие читающей публики благоприятствовали возникновению взаимосвязей между австрийской и немецкой литературой, что нашло свое отражение в переселении венских авторов в немецкие культурные центры. Это были прежде всего общественно ангажированные, критически настроенные писатели, которые стремились участвовать в театральной и литературной жизни Германии не из-за какого-то особого преклонения перед Веймарской республикой, а потому, что здесь для них открывался выход в современный мир и широкое поле деятельности. «В послереволюционной Германии... по сравнению с большинством других буржуазных стран классовые выступления были наиболее заметными... Берлин стал бесспорным центром немецкоязычной литературы. Город, в котором сталкивались социальные, политические и идеологические тенденции времени, давал почти всем литературным фракциям определенный простор и, что было особенно важно, соответствующую публику» 120.