Жанровое ядро антиутопии остается прежним (способность к художественному моделированию и прогнозированию социальной системы, конфликт человека и государства, ситуация испытания «человеческой природы», демифологизация, критический пафос и др.), вместе с тем современная антиутопия приобретает новые черты, обусловленные внешними и внутренними факторами.

В антиутопии нашли отражение актуальные явления конца XX – начала XXI века: процесс распада советской системы, создание новых государств на постсоветском пространстве, социальная напряженность в обществе, политические и экономические кризисы, геополитические проблемы, угроза ядерной войны и др. Писатели уделяют большое внимание вопросам не только социально-исторического, но и философского порядка: свобода и насилие, человек и государство, поиски путей духовного противостояния новому насилию, избавления от тоталитарного сознания. Поэтому при всей злободневности и конкретности современная антиутопия не ограничивается рамками только нашего времени, а приобретает широкое вневременное значение и обобщенный характер.

Тема критики советской государственной системы в современной антиутопии постепенно исчерпывается. Интерес авторов перемещается на исследование государственных систем, которые образовались в последние десятилетия. Однако апелляция к историческому прошлому, к опыту российской истории остается важным признаком современных произведений. С точки зрения ошибок прошлого писатели оценивают настоящее и прогнозируют будущее.

Художественные модели, созданные писателями в произведениях последних лет, отличаются большим многообразием. Объектом художественного моделирования являются исторические реалии, тенденции сегодняшнего дня (политические, социальные, экономические, национальные и др.), а также утопические идеи и проекты, которые возникали в течение XX века и на рубеже XX – XXI веков. Способы художественного моделирования в произведениях современных авторов антиутопий различны: экстраполяция героя в будущее, метаморфоза (превращение), метафора, гротеск, создание альтернативной истории и др. В рамках одного произведения могут сосуществовать несколько художественных моделей, зеркальное отражение которых придает антиутопии многозначность. Художественные модели композиционно могут располагаться в произведении горизонтально (в географической плоскости – Э. Лимонов, Л. Петрушевская), вертикально (верх-низ – В. Маканин, А. Курчаткин, А. Курков), исторически (прошлое-настоящее-будущее – Т. Толстая, В. Войнович, А. Кабаков), символически (открытый-скрытый планы – В. Пелевин).

Прогнозирование по-прежнему остается жанрообразующим признаком антиутопии. Однако если раньше художественный прогноз писателей больше касался устройства общественной системы, то теперь авторов интересуют не только социальные прогнозы, но прежде всего прогнозы духовные: что происходит и что будет с человеком, какие изменения происходят в его внутреннем мире под влиянием нового насилия, какова судьба духовных ценностей, культуры в настоящем и будущем и т.д. Поэтому традиционный конфликт антиутопии – столкновение человека и системы – в современных произведениях переводится прежде всего в сферу духовно-психологическую. Борьба свободы и насилия сосредоточена в душе главного героя антиутопии, с исходом этой борьбы писатели связывают и свои художественные прогнозы.

В течение XX века в русской антиутопии сформировались такие виды топосов: «единое государство» (Е. Замятин), «город», «котлован», «канцелярия» (А. Платонов), «Москва» (М. Булгаков, Ю. Даниэль), «Крым» (В. Аксенов) и др. Наряду с этими традиционными видами топосов в антиутопиях последних десятилетий появились и новые: «улица», «площадь» («Красная площадь»),  «больница»,  «квартира»  («коммуналка»), «двор», «подвал», «лаз», «канализационный люк» и др.

Следует отметить еще большую замкнутость, ограниченность пространства в произведениях современных писателей по сравнению с антиутопиями предшествующих лет. Пространство современной антиутопии пропитано опасностью, смертью, оно лишено света и таит в себе физическую и духовную угрозу для человека. Герою практически некуда уйти, поэтому традиционный для антиутопии композиционный прием путешествия трансформируется в бегство героя от преследований нового насилия, уход в иной мир («робинзонада», стремление спрятаться в подземном мире) или же бесцельные блуждания в лабиринте, из которого нет выхода.  Однако многие авторы все же видят выход из замкнутого пространства антиутопии – это выход в сферу духа, сферу культуры, национальных ценностей, общечеловеческих идеалов (Т. Толстая, В. Пелевин, А. Курков и др.).

В современной антиутопии изменяется категория времени. Часы в антиутопиях либо останавливаются, либо отсчитывают последние мгновения перед смертью и после смерти.

Фантастика еще сохраняет свое значение в современной антиутопии как способ художественного моделирования и прогнозирования, средство создания хронотопа, основа сюжетно-композиционной структуры. Вместе с тем фантастика все более становится социально и исторически маркированной и мотивированной. Однако художественный прогноз в произведениях последних лет могут успешно осуществлять и другие средства: метафора (например, у В. Пелевина), символика (например, А. Куркова) или притча (например, у В. Маканина).

Изменения, происшедшие в жизни, в общественном сознании и в искусстве, повлияли и на эволюцию героя антиутопии. Герой современной антиутопии помещен в эпицентр не только государственных, но и мировых кризисов, катаклизмов, противоречий. Он несет на себе груз социальных, политических и экзистенциальных проблем. Впервые человек в антиутопии показан как объект для манипуляции политическими технологиями и средствами массовой информации. Личность в современной антиутопии оказывается в сложнейшем политическом и информационном поле, в условиях которого нелегко сделать нравственный выбор. Проверка «человеческой природы» не всегда оборачивается победой человеческого начала. Авторы констатируют страшные процессы духовной деградации, которые происходят во внутреннем мире личности. Писателей тревожит моральное состояние человека, которое становится главным критерием оценки общественного устройства и его перспектив.

В современных антиутопиях присутствуют некоторые уже известные русской литературе типы героев: странники-правдоискатели, философы, творцы, интеллигенты, чиновники. Вместе с тем в произведения последних лет пришли и новые герои: маргинальные герои, алкоголики, уроды, «мутанты», политики, «государственные служащие», дети и др. Расширение типологии героев в русской антиутопии на рубеже веков дало возможность писателям всесторонне осветить проблемы современного человека, его нравственно-философские искания.

Развитие антиутопии в русской литературе продолжается. Этот жанр подтвердил свою актуальность на разных этапах литературного процесса, особенно возросла его идейно-эстетическая роль в последнее время. Имея богатый опыт традиций, русская антиутопия отличается активным новаторством, поиском новых жанровых разновидностей и художественных принципов.