Цикл произведений с кавказской тематикой, написанных Лермонтовым до первой ссылки, завершается поэмой "Хаджи Абрек", относящейся к 1833—1834 гг. Она была, помимо желания самого автора, передана в журнал "Библиотека для чтения" и напечатана в нем в 1835 г. (т. XI). Близкий родственник и друг поэта А. П. Шан-Гирей передает об этом следующие подробности: "С нами жил в то время дальний родственник и товарищ Мишеля по школе Николай Дмитриевич Юрьев, который, после тщетных стараний уговорить Мишеля печатать свои стихи, передал, тихонько от него, поэму "Хаджи Абрек" Сенковскому, и она, к нашему немалому удивлению, в одно прекрасное утро появилась напечатанною в "Библиотеке для чтения". Лермонтов был взбешен; по счастью, поэму никто не разбранил, напротив, она имела некоторый успех, и он стал продолжать писать, но все еще не печатать".

По содержанию это произведение примыкает не к "Измаил-Бею", насыщенному политическими идеями, а к бытовым поэмам "Каллы" и "Аул Бастунджи". Основной мотив "Хаджи Абрека" — кровная месть; герой поэмы мстит князю Бей-Булату за убийство своего брата; он мог бы убить противника в поединке, но такую кару Хаджи считает малой:

    "Это ль мщенье?

    Что смерть! Ужель одно мгновенье

    Заплатит мне за столько лет

    Печали, грусти, мук?.. О нет!

    Он что-нибудь да в мире любит:

    Найду любви его предмет,

    И мой удар его погубит!"

Узнав, что Бей-Булат похитил у одинокого старика-лезгина его прекрасную дочь Лейлу, Хаджи решается привести свое затаенное желание в исполнение; он разом отомстит Бей-Булату и как похитителю, и как убийце. Поэма, проникнутая романтикой, завершается кровавой развязкой: Лейла убита беспощадным Хаджи, отец ее умирает с горя, сам Хаджи и Бей-Булат погибают в поединке. Все произведение выдержано в суровых, мрачных тонах. Центральные образы Хаджи и Лейлы являются резко противоположными: Хаджи жесток и мстителен, Лейла — резва и беспечна. Лучшие места в поэме — описательные мотивы: картины природы, пляска Лейлы, бешеная скачка Хаджи, возвращающегося домой с мертвой головой лезгинки.

В поэме нет точных указаний на то, где развивается главное действие. Родина старика — Дагестан; он лезгин; гонимый бедствиями, он уединенно живёт на чужбине, близ аула Джемата, где встречается с Хаджи. Судя по краткому описанию Лермонтова, это большое селение, расположенное на поляне, у подножья крутой горы. Слава о джематских удальцах гремит по всему Кавказу:

    Велик, богат аул Джемат.

    Он никому не платит дани;

    Его стена — ручной булат;

    Его мечеть — на поле брани.

    Его свободные сыны

    В огнях войны закалены.

Вопрос о том, с какой местностью связано действие поэмы, до сего времени вызывает разноречивые суждения. Так, Дьячков-Тарасов, описывая свою поездку по Карачаю, упоминает о развалинах аула Джемаата, воспетого Лермонтовым.

Напомним стихи поэта:

    Дела их громки по Кавказу,

    В народах дальних и чужих,

    И сердца русского ни разу

    Не миновала пуля их.

Однако совершенно лишено основания предположение о том, что Лермонтов, будучи в действующей армии, мог услышать рассказ о Джемаате: поэт написал свою поэму, будучи в юнкерской школе.

Документация названия аула, упоминаемого в поэме Лермонтова, подтверждается и другим краеведом — В. М. Сысоевым в его монографии о Карачае. Автор подтверждает ряд сведений, сообщаемых Дьячковым-Тарасовым; он отмечает, что аул Джемат некогда находился близ впадения реки Джемата в реку Теберду; здесь был большой аул, но во время чумы или холеры большая часть населения вымерла, а оставшиеся жители разбежались, переселившись главным образом в Урусбиевский аул Терской области. По поводу мнения Дьячкова-Тарасова об отождествлении обоих аулов автор указывает, что Лермонтов называет своего героя черкесом и если что-нибудь заимствовал, то только одно название аула; описание же его не подходит к карачаевскому месту.44а

Существует мнение о том, что лермонтовская поэма приурочена к совершенно другому месту.

В. А. Гейман в своих воспоминаниях о событиях в Чечне сообщает следующее: "Проходя чрез развалины аула Чиркей, мы видели остатки огромных садов; вековые ореховые деревья свидетельствовали о былом богатстве разбежавшихся обитателей; каменные сакли представляли одни руины — последствие кровавой борьбы. Сближение Джемата с чеченским аулом Чиркеем (Черкеем) у обоих авторов ничем конкретно не аргументировано.

Наконец, высказывается предположение, что Лермонтов описывает в своей поэме дагестанский аул. Французский ученый Saint-Rene Taillandier, характеризуя творчество поэта, бегло говорит о том, что Джемат находится в Дагестане.

В современной печати поэма Лермонтова, тогда еще совершенно неизвестного писателя, не встретила отзывов. В среде родных поэта выступление его в печати было принято очень сочувственно. В октябре того же года бабушка писала ему: "Стихи твои, мой друг, я читала бесподобные, а всего лучше меня утешило, что тут нет нонешней модной неистовой любви, и невестка сказывала, что Афанасью (брату бабушки) очень понравились стихи твои и очень их хвалил... Стихи твои я больше десяти раз читала".

Боденштедт в упомянутой выше статье отмечал сцену описания скачки Хаджи Абрека с головою Лейлы, причисляя ее к высочайшим красотам поэзии. Taillandier в названном сочинении сравнивает поэму Лермонтова по точности, стремительности и ужасающей логичности чувств с знаменитой новеллой "Матео Фальконе" П. Мериме.