Главными действующими лицами в произведениях Лиона Фейхтвангера и Арнольда Цвейга были обычно деятели культуры, представители интеллигенции. Однако тот же Арнольд Цвейг выдвинул в центр широкого эпического повествования двух «людей из народа» - унтера Гришу и его подругу Бабку, - что, в сущности, соответствовало основной тенденции буржуазного романа в конце 20-х годов.

Эта тенденция ощутима даже в творчестве тех писателей, которые были не очень тесно связаны с жизнью народа. Так, Т. Манн прервал в 1926 году работу над библейско-мифологическим романом «Иосиф и его братья», чтобы написать «политическую» новеллу «Марио и волшебник» (1930).

На вопрос о сопротивлении фашизму дает ответ герой Т. Манна официант Марио, просто «человек из народа», который оказывается единственным из персонажей новеллы, кто стихийно протестует против унижения человеческого достоинства и убивает авантюриста Чипполу. Г. Манн, работая над своими «романами из жизни общества» - «Мать Мария» (1927), «Большое дело» (1930) и «Серьезная жизнь» (1932), - хотел, чтобы они стали «современной литературой для живущих ныне» 75; однако фантастически-гротесковая стилистика этих романов в известной мере ослабляла силу их воздействия. Тем не менее и у Г. Манна, например в его романе «Серьезная жизнь», девушка из бедной крестьянской семьи противостоит в качестве положительного полюса миру богачей.

Замечательных результатов в изображении выходцев из народа удалось достигнуть Альфреду Дёблину (1878-1957), который всем своим творчеством отстаивал мысль о том, что писатель призван обращаться к самым широким массам.

Дёблин работал врачом при больничной кассе в одном из бедняцких районов Берлина. Однако его ранняя проза редко берет свои темы из этой сферы реальной жизни. По своим тематическим и стилистическим признакам, а также по склонности к экспериментаторству ранняя проза Дёблина тяготеет к экспрессионизму. Фантазия рассказчика расцвечивает исторический материал живыми многокрасочными образами, примером чему могут служить романы «Три прыжка Ван-Луня» (1915) и «Валленштейн» (1920). Умение Дёблина показать народные массы в качестве движущей силы истории и в то же время выявить роль отдельной личности, раскрыть политические интересы в поступках исторических фигур, обнаружить двойственный характер современной техники - например, в романе «Борьба Вадцека с паровой турбиной» (1918) или в фантастическом романе «Горы, моря и гиганты» (1924) - дало настолько интересные результаты, что им трудно подобрать для сравнения какие-либо иные романы из немецкой литературы этого времени.

В романе «Берлин-Александерплац» (1929) Дёблин впервые обращается к той среде, которую он прекрасно знает по собственному опыту. Он рассказывает о жизни простых берлинцев, причем рассказ идет о самых свежих событиях, а в центре их оказываются «пролетарские» персонажи.

Бывший рабочий Франц Биберкопф выпущен из тюрьмы и хочет начать в Берлине нормальную жизнь «порядочного человека», однако вновь становится убийцей. Виною тому, по мнению автора, служит «вавилонская блудница» - город, атмосферу которого создает виртуозная техника монтажа. Привычные повествовательные элементы сочетаются в романе с внутренними монологами, авторским комментарием, мифологическими фрагментами и доку-104

ментальными материалами. Дёблин добивается при этом такого функционального единства романа, который обеспечивает максимальный художественный эффект. С другой стороны, писатель объясняет крах своего героя тем, что у того был якобы неверный «план жизни». Книга Дёблина обретает черты «романа воспитания» в той мере, в какой Биберкопф подымается на новую ступень осмысления жизни, однако выводы, сопутствующие этому, практически не выходят за пределы наказа постоянно быть начеку. Во всяком случае, художественный эксперимент, по замыслу которого в центре романа оказывалось изображение актуальной действительности, обеспечил роману Дёб-лина «Берлин - Александерплац» такой успех, какой не выпадал на долю ни одного из других его произведений.

Среди книг, написанных в эмиграции (к ним относятся в том числе Роман о заблудшем бюргере «Пощады нет», 1935, и южноамериканская трилогия «Амазонка», 1935-1948), выделяется трилогия «Ноябрь 1918. Немецкая революция» (1938-1950).

Эта попытка была несколько необычной по своему содержанию, поскольку она связывала осмысление важнейших событий немецкой истории, еще не получивших к тому времени должного освещения, с «романом воспитания», повествующим о судьбе буржуазного интеллигента. Первая часть трилогии, «Народ, который предали», повествует о предательстве социал-демократов в дни революции, вторая часть носит название «Возвращение войск с фронта». Третья часть «Карл и Роза» рассказывает об убийстве К. Либкнехта и Р. Люксембург. С усилением религиозных настроений у Дёблина менялся и замысел романа. Если раньше герой был в рядах революционеров, то впоследствии он приходит к христианскому пониманию социальной ответственности. Это находит свое отражение в последней книге Дёблина «Гамлет, или Конец длинной ночи» (1956).